Тень горы читать онлайн

– Прости меня, – попросил Туарег. – Даруй мне свое прощение, иначе мне придется целый год самоанализом заниматься.
– Я тебя прощаю.
– Как-то неубедительно. Ты и впрямь меня прощаешь?
– Послушай, ну как еще я могу даровать тебе прощение?!
– А вот это уже лучше, – сказал он. – Спасибо. Что ж, перейдем непосредственно к делу, больше никаких проверок. Так вот, я готов заплатить немалые деньги за возможность лично побеседовать с Ранджитом Чудри.
– Весьма привлекательное предложение, но…
– Ранджит нанес страшное оскорбление двум девушкам из очень уважаемых семейств. Родственники готовы заплатить любые деньги за…
– Нет, спасибо.
– Ясно. Между прочим, эта проверка была непредусмотренной. Спасибо, приятно было с тобой поговорить. Вот адрес ирландца, – сказал он, протягивая мне записку. – Сегодня с ним будут только двое. Лучше всего напасть в полночь.
– Спасибо. Прости, Туарег, но, если я найду Ранджита, разбираться с ним буду сам.
– Я понял. Тебе нужна помощь? Похитить ирландца непросто.
– Я не собираюсь его похищать, просто заставлю его пересмотреть варианты своих действий.
– Ах вот как! В таком случае да пребудет с тобой милость Аллаха. Давай еще покурим? – предложил он.
– Нет, мне пора.
– Прошу тебя, останься, – умоляюще воскликнул Туарег.
Юноши внесли новый кальян, наполненный чистейшей гималайской водой, насыпали в чашу чистейший гималайский продукт и подали блюдо свежих фиников.
Туарег откинулся на шелковые подушки.
– Знаешь, сначала я умы образовывал, а потом – пытал. Должен признать, что никакой разницы в этом нет. Смешно, правда?
– Твоим подопытным не смешно.
Он снова рассмеялся жутковатым, неестественным смехом:
– Вообще-то, среди психиатров не принято упоминать самое очевидное.
– Количество успешно вылеченных пациентов?
– Нет, общеизвестно, что есть те, которым можно помочь, и те, которым помочь нельзя. Самое очевидное – то, что поведением можно управлять, совершенно не понимая его. Если можно заставить любого сделать все, что угодно, невольно задумываешься о том, кто мы на самом деле.
– Никто не может заставить человека сделать все, что угодно, даже ты. Предсказать человеческие поступки невозможно. Это мне нравится больше всего.
– Ты сам через это прошел, – сказал он, приподнимаясь. – Тебе это прекрасно известно.
– Что?
– Пытки, – пояснил он, сверкнув глазами.
– Ты для этого просил меня остаться?
– Ты сам через это прошел, – повторил он. – Расскажи, что ты понял. Прошу тебя.
– Я понял, что люди, которых считают слабыми, на поверку оказываются сильными. И наоборот.
– Верно, – вздохнул он. – Ты позволишь мне тебя… расспросить?
– Нет, – сказал я.
– А хочешь, я тебе кое-что сам расскажу? Это укрепит наши узы.
– Нет, – сказал я.
Ноги по-прежнему не слушались.
– Магазин игрушек я приобрел потому, что мне это нравится. А нелегальную лотерею организовал по просьбе Компании, чтобы доказать свою лояльность. На самом деле я предпочитаю торговать игрушками.




– Ну…
– Меня зовут Мустафа. Прозвище Туарег, которое дал мне Кадербхай, означает «забытый Богом». Так называют синих людей Сахары, потому что они никому не покоряются.
– Я…
– Видишь, я сделал тебе два искренних признания, и мы побратались.
– Хорошо…
– Теперь, после нашей беседы, я точно знаю, как с тобой обращаться, если ты хоть кому-то обмолвишься о моем доме и о нашей встрече, – сказал он и поглядел на часы. – Похоже, время истекло.
Глава 59
Разумный человек не станет отправляться в путь укуренным, потому что в таком состоянии происходит странная вещь – время исчезает. Я не помнил, как вернулся из Кара в Колабу. Что ж, если цель путешествия – само путешествие, то я вообще никуда не ездил.
Как бы то ни было, от тревоги и напряжения я освободился – наверное, потому, что узнал адрес Конкэннона. Оставалось только дождаться полуночи.
Мне захотелось увидеться с Карлой – она меня больше не избегала, но и встреч со мной не искала. Я отправился в «Леопольд», зная, что иногда по вечерам она приходит туда с Дидье, и с плохо скрытым разочарованием обнаружил, что мой друг сидит в одиночестве. Он радостно улыбнулся мне. Я тоже обрадовался, сообразив, что перед визитом к Конкэннону с Карлой лучше не встречаться.
Дидье вскочил и крепко пожал мне руку:
– Ах, как я рад тебя видеть! Где ты пропадал? После вашего разговора с Кавитой я очень расстроился. Ты меня обидел…
– Ты знал о Лизе и Кавите?
– Разумеется. – Он гордо выпятил грудь. – Дидье известны все слухи и все сплетни. Без этого Дидье нельзя.
– Погоди, не о тебе речь. Отвечай, знал или нет?
– Ну… Да, знал. Когда Лиза меня провела, я решил, что она ушла с Кавитой. Уже потом выяснилось, что Кавита была на другой вечеринке, здесь неподалеку.
– А почему ты мне ничего не сказал? Почему она мне ничего не сказала?
– Официант! – окликнул Дидье.
– Не уходи от ответа!
– Ты задал не один вопрос, а два.
– Ты снова уходишь от ответа.
– Ничего подобного! – возмущенно сказал он. – На твой вопрос я отвечу после того, как выпью два бокала чего-нибудь покрепче. Официант!
– Чем могу служить, сэр? – учтиво осведомился Свити.
– Свити, достал уже со своей вежливостью! – огрызнулся Дидье. – Два пива, и похолоднее.
– С удовольствием, – ответил Свити и почтительно попятился.
Дидье взъярился:
– Пошел вон, болван! Тащи пиво быстро!
Свити расплылся в слащавой улыбке и отступил.
– По-моему, злость превращает тебя в настоящего англичанина, – заметил я.
– Сволочи! – воскликнул Дидье. – Они нарочно со мной вежливы, знают, что меня это раздражает. Устроили мне забастовку наоборот. Их вежливость невыносима, а ты же знаешь, вежливость определяет нашу сущность.
– Нет, Дидье, нашу сущность определяет любовь.
– Неправда! – Он гневно топнул ногой. – Такая вежливость ранит больше всего. Лин, может, твое присутствие снова превратит их в хамов? Прошу тебя, заставь их! Сделай что-нибудь!
– Ладно, попробую. Только предупреждаю заранее, дело это нелегкое. Придется мне кое-что приукрасить. Ты же приукрасил, когда обо мне Дивушкам рассказывал. Итак, какую из твоих перестрелок лучше всего упомянуть?
– Лин, ты оскорбляешь мои чувства!
– Твои чувства оскорбляет абсолютно все, поэтому мы тебя и любим. А мои чувства оскорбляет то, что ты мне ни словом не обмолвился о Лизе.
– Но это же такая деликатная тема! – запротестовал Дидье. – Как можно прямым текстом объявить, что твоя подруга завела интрижку с лесбиянкой?! Что, мне надо было каламбур какой-нибудь вымучивать? Смотри, мол, как бы Лизу не слизнули?
– Дело не в сексе. О бисексуальности Лизы мне было прекрасно известно, она сама сразу призналась. А вот вы с Лизой и Кавитой знали кое-что, о чем мне тоже следовало бы знать. Я об отношениях говорю, понимаешь?
– Ох… прости, Лин. Только есть такие вещи, которые лучше держать в секрете. Прошу тебя, прости!
– Все, больше никаких секретов. Ты мне как брат, и если дело касается тебя или меня, то ничего скрывать нельзя. Нужно говорить начистоту, без утайки. Откровенно.
– Лин, ты же знаешь, я всегда готов с тобой разоткровенничаться, – не сдержавшись, хихикнул Дидье.
Голубые глаза его сияли, как огни маяка, маня усталого путника. Улыбка скрыла тревогу. Дурные привычки и пристрастия почти не оставили следа на лице Дидье, лишь щеки слегка осунулись, но очертания рта сохранили четкость, а кожа – гладкость. По настоянию Дивы Дидье остриг копну кудрей и стал причесываться на пробор, что делало его похожим на Дирка Богарда. Наверняка у него теперь отбою не будет от кавалеров.
– Ты меня простил? – спросил он.
– Ты же знаешь, я прощаю тебя еще до того, как ты согрешишь.
– Ох, как я рад, что ты пришел! – воскликнул Дидье. – По-моему, намечается что-то серьезное, прямо нюхом чую. Посидишь со мной или тебе пора бежать?
– До полуночи посижу.
– Отлично!
На стол передо мной с грохотом брякнулась кружка холодного пива.
– Аур куч?[80] – буркнул Свити.
– Пошел вон, – сказал ему Дидье.
– Да-да, незамедлительно удалюсь, мистер Дидье-сахиб, – проворковал Свити. – Как вам угодно, мистер Дидье-сахиб.
– Ты прав, дело дрянь, – сказал я Дидье. – Придется хорошенько поднапрячься, чтобы тебя снова перестали уважать.
– Знаю, – вздохнул он. – Только не могу сообразить, как именно этого добиться.
К нашему столику подошел короткостриженый блондин, высокий и мускулистый. На широкоскулом лице еле виднелся приплющенный, будто раскатанный по щекам, нос. При ближайшем рассмотрении оказалось, что нос не приплющен от рождения, а разбит, – либо блондин не умел драться, либо драк было слишком много. В любом случае привлекательности ему это не придавало.
Блондин угрожающе навис надо мной и поинтересовался:
– Как ты можешь сидеть рядом с этим типом?
– Меня сила тяжести удерживает, – добродушно пояснил я. – На досуге почитай, что это такое.
– Мне тошно на тебя смотреть! – заявил блондин Дидье.
– Бывает, – сочувственно ответил тот.
– Я тебе сейчас личико подправлю! – рявкнул блондин, выпятив челюсть.
– Эй, охолони! – вмешался я. – Не зли моего друга, пожалеешь.
– Иди к черту! – огрызнулся здоровяк.
Краем глаза я заметил, что его приятель топчется чуть поодаль.
– А знаешь, что мы в Ленинграде с такими, как ты, делаем?! – рявкнул блондин.
– То же, что и везде. – Дидье, не вынимая рук из карманов пиджака, невозмутимо откинулся на спинку стула. – Пока вас не остановят.
Ленинград… Русские. Я украдкой взглянул на приятеля: стройный, черная рубаха, потертые джинсы, растрепанные русые волосы, прозрачные зеленые глаза, улыбчивый рот. Парень был спокойнее, чем здоровяк у нашего стола, и это спокойствие делало его опасным противником. Посетители напряглись. Мне тоже стало не по себе. Парень взглянул на меня и добродушно улыбнулся.
– Ну-ка попробуй! – завопил блондин и стукнул себя кулаком в грудь.
Посетители поспешно освободили соседние столы. Блондин сдвинул мебель к стене и издевательски крикнул:
– Давай, малыш, не бойся!
Дидье неторопливо поднес к сигарете зажигалку.
– Эй ты, пидорас! – не унимался здоровяк. – Пидорас пархатый! Жидовская морда! Тьфу!
Официанты приготовились разнимать драку, но успокаивать разбушевавшегося русского не торопились – никому не хотелось получить в ухо.
– Ну, чего ты тянешь?! – орал блондин.
– Погоди, вот выкурю сигарету, там разберемся, – сказал Дидье.
«Этого еще не хватало», – подумал я.
Дидье с наслаждением затянулся, выпустил дым, аккуратно стряхнул столбик пепла в стеклянную пепельницу. В наступившей тишине приятель блондина подошел к нашему столику и вежливо осведомился:
– У вас свободно? С вашего разрешения, я присяду, пока ваш друг курит?
Я кивнул, откинулся на стуле, запустил правую руку за спину, поближе к ножам за поясом, и сказал:
– Конечно. В свободной стране все вольны поступать как хочется, Олег. Поэтому я здесь и живу.
– Спасибо, – ответил он, усаживаясь рядом. – Слушай, тебе не кажется, что это слишком заезженный стереотип: раз русский, значит обязательно Олег?
Я запоздало сообразил, что он прав, а правоту всегда приходится признать, даже если собираешься пырнуть собеседника ножом.
– Меня зовут Лин, – представился я. – Только я пока не уверен, что рад знакомству.
– И я тоже, – кивнул он. – Олег.
– Издеваешься? – спросил я, сжав рукоять ножа.
– Нет, что ты! – рассмеялся он. – Меня на самом деле зовут Олег. А твоему еврейскому голубку сейчас задницу надерут.
Дидье задумчиво разглядывал сигарету.
– Я б поставил на еврея, – сказал я.
– Серьезно?
– Я всегда ставлю на еврея.
– А сколько? – с интересом спросил мой новый знакомый.
– Сколько есть.
– А сколько есть?
– Три тысячи.
– Долларов?
– Рублей не держим, – улыбнулся я. – Мой друг уже почти докурил. Ну как, согласен?
– Заметано, – сказал он.
Мы обменялись рукопожатием, и я снова потянулся к ножу. Олег подозвал официанта. Дидье сделал еще одну затяжку. Официант по имени Саид встревоженно и недоуменно перевел взгляд с Олега на меня, а потом посмотрел на здоровяка, который нетерпеливо переминался у столов, сдвинутых к стене.
– Принеси холодного пива, – сказал Олег, – и тарелку картошки фри.
Саид ошарашенно заморгал и уставился на меня.
– Ничего страшного, я тоже не понимаю, что происходит, – сказал я.
– А, тогда я сейчас ваш заказ принесу, – облегченно выдохнул Саид и ушел, размахивая руками и крича на хинди: – Ничего страшного! Никто не понимает, что происходит.
Официанты расслабились и с любопытством следили, как Дидье докуривает сигарету.
– Надеюсь, твой друг победит, – сказал мне Олег. – Хоть это и маловероятно.
Дидье затушил сигарету в пепельнице.
– Ты надеешься, что мой друг победит? – переспросил я.
– Чертда, – сказал Олег по-русски.
– Что это значит?
– Черт, да! – повторил он по-английски.
– Ну-ну.
– Черт, да! – снова воскликнул он. – Я бы сам с радостью заплатил три штуки баксов за то, чтобы этого кретина хорошенько отлупили. Глядишь, мозги бы вправили. Только это не в моих правилах.
– Не в твоих правилах?
– Это ты его в первый раз видишь, а я с ним который месяц работаю. Достал он меня, сил нет, но подляну ему подстроить совесть не позволяет. Я на своей шкуре такие подляны испытал.
– Ну-ну.
– А если твой приятель победит, а я тебе проиграю, то никакого кармического долга.
Дидье медленно встал из-за стола.
– Олег, мы с тобой чуть позже продолжим разговор, – пообещал я.
Дидье аккуратно отряхнул пепел с черного бархатного пиджака, поправил ворот и, не вынимая рук из карманов, подошел к блондину.
Здоровяк, раскачиваясь из стороны в сторону, замахал громадными кулаками. На всякий случай я покрепче перехватил рукоять ножа: если Олег решит ввязаться, я его остановлю. Мой новый знакомый невозмутимо закинул руки за голову, поудобнее устроился на стуле и с интересом следил за происходящим.
Дидье, остановившись в полутора шагах от блондина, взвился в изящном балетном прыжке, раскинул руки, согнутыми коленями пнул здоровяка в грудь, а рукоятью пистолета стукнул по голове – и тут же отскочил и снова засунул руки в карманы. Ноги блондина подкосились, он беспомощно задергал руками, но мозг отключился, и здоровяк с размаху шмякнулся носом в пол.
Дидье отправился к стойке бара договариваться с официантами.
– Ты проиграл, Олег, – сказал я.
– Ничего себе, – протянул он. – Представляешь, этот болван в России типа чемпион по рукопашному бою.
– Твоего чемпиона только что балетным прыжком свалили. И отлично сделанным пистолетом. Так что плати.
– Без проблем, – ухмыльнулся он. – Мы, русские, знаем толк в отлично сделанных пистолетах. – Олег вытащил из кармана пухлую пачку денег, отсчитал три тысячи и сунул остальное в карман.
– Загадочный ты человек, – сказал я.
– Не загадочный, а безработный.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram