Тень горы читать онлайн

– И?
– Он оказался законником, – вставила Дива.
– Можно я сам расскажу? – обернулся к ней Навин, едва сдерживая раздражение. – Он назвался юристом и сказал, что у него важное сообщение для Скорпиона. Правда, он назвал его мистером Джорджем Брэдли. Это действительно фамилия Скорпиона?
– Да. Уилсон сказал, в чем суть сообщения?
– Ни намека. Он крепко держит рот на замке. Хотел бы я иметь его своим поверенным. Он сказал только одно: это не причинит Скорпиону никакого вреда.
– Между прочим, это я вытянула из него признание! – вставила Дива.
– Да, она угрожала разорвать свою блузку и закричать охране, что Уилсон набросился на нее в лифте. По мне, так это уже перебор.
– Для того и нужны переборы, тупица! Чтобы получить результат. Какая еще может быть от них польза?
– Он сказал что-нибудь еще? – спросил я.
– Нет, больше ничего. Профессиональная этика ему, видите ли, не позволяет.
– Если бы ты не помешал мне хорошенько взвизгнуть, ты сейчас имел бы всю информацию, – сказала Дива. – Но нет, как можно?! Женский визг тактически неприемлем для великого сыщика!
– А если бы ты довизжалась до полицейской камеры? Тогда бы я провалил свое задание.
– Как получилось, что вы двое все еще вместе? – спросил я. – Разве недозвездный поганец еще не отшит?
– Отшит, – вздохнул Навин. – Но ее отец сейчас занят какой-то крупной сделкой…
– Мукеш Девнани не снисходит до крупных сделок, болван! – фыркнула Дива. – Мой отец занимается только гигантскими, умопомрачительными сделками.
– Ее отец занят одной умопомрачительно гигантской сделкой, – продолжил Навин, – в ходе которой начались какие-то трения с людьми, к этой сделке не допущенными. Прозвучали угрозы. Грязные намеки. Тогда ее отец решил подстраховаться и попросил меня сопровождать эту вертихвостку еще две недели, пока он не заключит сделку.
– Я не вертихвостка! – заявила Дива и показала ему язык. – И я жду не дождусь, когда закончатся эти проклятые две недели!
– Ты в самом деле сейчас показала мне язык? – удивился Навин.
– Это ответ, которого ты заслуживаешь.
– Конечно, если бы тебе было четыре годика.
– Так чем все закончилось с Уилсоном? – не выдержал я.
– Я знал, что ты ужинаешь здесь, – сказал Навин. – Один из гостей на той гулянке заметил тебя у входа и сказал, что ты встречаешься с Ранджитом Чудри. Тут я и подумал: раз уж все так сложилось, мы могли бы решить этот вопрос прямо сейчас. И договорился с Уилсоном встретиться на набережной перед входом. Он ждет нас там. Что скажешь?
– Думаю, надо поговорить с ним сейчас. Если он тот, за кого себя выдает, сведем его с зодиакальными Джорджами. Дива, ты не могла бы подождать нас в ресторане вместе с моей подругой Лизой?
– Ну вот, теперь и ты начал! – рассердилась она.
– Как раз из-за этого мы спорили, когда ты подошел, – объяснил Навин. – Я сказал, что, если мы с тобой повезем этого Уилсона к зодиакальным Джорджам, она должна будет остаться в отеле, в безопасности. Но она ни в какую.




– Ты что, издеваешься? – огрызнулась Дива. – Да мне за последний триллиард лет не подворачивалось ничего более интересного, чем поездка с человеком-загадкой на встречу с зодиакальными Джорджами, хрен их знает кто такие, а ты хочешь, чтобы я просидела это время в отеле, как папина паинька? Не выйдет! Я плохая девочка. Я еду с вами!
Взглянув на Навина, я по его мимолетной улыбке и безнадежному пожатию плеч понял, что он за эти дни уже привык уступать в постоянных спорах с этой девчонкой.
– О’кей, подождите здесь. Я предупрежу Лизу.
Я вернулся к застолью и, положив руки на спинку стула Лизы, шепотом объяснил ей ситуацию, а потом извинился перед всеми присутствующими:
– Леди и джентльмены, к сожалению, я вынужден вас покинуть. Меня вызвали по неотложному делу, касающемуся моего друга. Прошу меня извинить.
– Мы же договорились, что поужинаем с Ранджитом! – произнесла Лиза громко и сердито.
– Лиза…
– И если ты еще не заметил, ужин сейчас в самом разгаре.
– Да, но…
– Это просто грубо, – сказала она.
– Это срочно, Лиза. Дело касается Скорпиона.
– Так вот из-за чего ты уезжаешь? А не потому, что здесь нет Карлы?
Мне было больно слышать этот упрек. Скорпион и Близнец были нашими друзьями, и она знала, что для них это очень важно. Она смотрела на меня в упор, и в ее глазах я не видел ничего, кроме гнева. Тяжелое молчание нарушил Ранджит:
– Очень жаль, что ты нас покидаешь, Лин. Но будь уверен, Лиза останется в надежных руках. Возможно, ты еще успеешь вернуться после своего… неотложного дела… ко времени десерта. Полагаю, мы засидимся тут надолго.
Он глядел на меня с привычной, открытой и вроде бы дружелюбной улыбкой. Лиза не шевельнулась.
– Обещаю, – сказал Ранджит, накрывая ладонью ее руку на столе. – Мы сделаем все, чтобы Лизе не было скучно. Не беспокойся.
– Катись! – сказала мне Лиза. – Если для тебя это так важно, катись отсюда.
Несколько секунд я смотрел на их соединенные руки и испытывал нездоровое, но вполне объяснимое желание врезать Ранджиту. Не важно, как и по какому месту, но со всей силы.
Я попрощался и покинул компанию. Сейчас я знаю, что, если бы тогда поддался инстинктивному желанию, выволок Ранджита из отеля, избил его и зашвырнул обратно в гадюшник, из которого он выполз, всем нам (включая, возможно, и его самого) стало бы от этого только лучше и безопаснее. Но я так не поступил. Я переборол себя. Я был само благоразумие. Я поднялся над своим обычным уровнем. И Судьба в ту ночь начала писать для всех нас новую главу – звездной россыпью на страницах тьмы.
Глава 21
Перед отелем порывы ветра слизывали с поверхности залива и проносили над широкой набережной сверкающие облачка водяной пыли. Муссон готовился к очередному натиску на город, растянув по всему горизонту фаланги грозовых туч.
Законник Уилсон стоял, небрежно прислонившись к каменному парапету. Он был в темно-синем костюме; длинные бледные пальцы сжимали зонтик и мягкую фетровую шляпу; галстук туго охватывал воротник накрахмаленной белой рубашки. Не секрет, что юристы в состоянии глубокой депрессии иногда вешаются на своих узких галстуках. И сейчас, глядя на Уилсона, я невольно посочувствовал людям его профессии, обреченным идти по жизни с этой петлей на шее.
При ближайшем рассмотрении я убедился, что волосы у него действительно были серебристо-белого цвета, притом что по лицу – худому, без единой морщинки – ему нельзя было дать больше тридцати пяти лет. Его бледно-голубые радужки почти сливались с окружающим белком, из-за чего при слабом освещении глаза казались целиком голубыми. И в глубине глаз светилось то ли бесстрашие, то ли просто добродушное спокойствие. В любом случае на первый взгляд мне этот человек понравился.
– Это Лин, мистер Уилсон, – представил меня Навин. – Его также именуют Шантарамом.
– Рад знакомству, – сказал Уилсон и протянул мне визитную карточку.
Согласно надписи на визитке, Э. К. Уилсон работал на юридическую фирму с офисами в Оттаве и Нью-Йорке.
– Как я понял со слов мистера Адэра, вы можете устроить мою встречу с мистером Джорджем Брэдли, – сказал Уилсон.
– Как я понял, сначала вы должны сообщить мне, какого черта вам от него нужно, – ответил я.
– Так он тебе и скажет! – рассмеялась Дива.
– Заткнись, пожалуйста, – шикнул на нее Навин.
– Если вы действительно являетесь друзьями мистера Брэдли…
– То есть вы считаете меня лжецом, мистер Уилсон? – напрягся Навин.
– Меня зовут Эван, – спокойно произнес Уилсон. – Эван Уилсон. И я, конечно же, не подвергаю сомнению ваши слова. Я хотел сказать только следующее: как друзья мистера Брэдли, вы должны понимать, что вопрос, по которому я к нему обращаюсь, является его личным делом.
– И оно останется личным, – сказал я, – настолько личным, что вы никогда не встретитесь с ним лично, если не проясните свои намерения. Джордж Скорпион – человек нервный и впечатлительный. Нам он нравится таким, какой он есть, и мы стараемся его не волновать без особой необходимости. Вы меня понимаете?
Уилсон был невозмутим и явно не склонен к компромиссам. Мимо нас по широкому тротуару прошли несколько человек, отважившихся на прогулку вопреки штормовому ветру и надвигавшемуся ливню. Неподалеку остановились два такси в надежде заполучить нас в клиенты. В остальном улица была пустынной.
– Повторяю, – после паузы сказал Уилсон негромко, но решительно, – это личное…
– Ну все, заклинило! – фыркнула Дива. – А почему бы вам двоим его не вздрючить? Я уверена, он расколется, когда огребет по полной!
Уилсон, Навин и я уставились на миниатюрную светскую львицу.
– В чем дело? – спросила она. – Выдайте ему звездюлей, и все дела!
– Должен вас предупредить, – быстро произнес Уилсон, – что я в порядке предосторожности нанял сотрудника охраны отеля. Вот он, рядом с припаркованной машиной, наблюдает за нами.
Мы с Навином оглянулись. В тени, метрах в пяти от нас, маячил здоровяк в темном костюме. Я знал этого парня из охраны отеля. Его звали Манав.
Мистер Эван Уилсон допустил промах, по незнанию местных обычаев. В те годы, если вам был нужен телохранитель, вы нанимали либо гангстера, либо копа вне службы. Простые охранники, такие как Манав, зарабатывали слишком мало, чтобы рисковать здоровьем, если начнется серьезная заварушка. Они не имели влиятельных покровителей, не могли рассчитывать на страховку при получении травмы и не могли кого-либо засудить по причине все того же безденежья. А если они кого-нибудь калечили, им вполне светил тюремный срок.
Кроме того, Манав был заядлым качком и, как многие качки, очень боялся получить перелом, который мог выбить его из тренировочного цикла и свести на нет полугодовые усилия по формированию мышечного рельефа. Мне случалось видеть культуристов после такого регресса, когда они подолгу с унынием смотрятся в зеркало на стене тренажерного зала.
– Все в порядке, Манав, – сказал я громко. – Возвращайся в отель. Мы тебя позовем, когда будет нужно.
– Хорошо, сэр, Линбаба! – откликнулся он с явным облегчением. – Спокойной ночи, мистер Уилсон, сэр!
Охранник развернулся и косолапой трусцой припустил в сторону отеля. Уилсон молча проводил его взглядом. Надо отдать ему должное, законник сохранил спокойствие и даже улыбнулся.
– Создается такое впечатление, джентльмены, – сказал он мягко, – что вы неожиданным образом только что вошли в круг ближайших доверенных лиц мистера Брэдли.
– Ты наконец-то врубаешься в суть, беложопый! – выпалила Дива.
– Да заткнись же ты, ради бога! – взмолился Навин. – И где ты подцепила словечко «беложопый»? Ты что, тусовалась в Гарлеме и теперь причисляешь себя к черным?
– Я причисляю себя к великой нации «иди-на-хер», – огрызнулась она. – Хочешь, спою наш национальный гимн?
– Вы начали говорить о доверительных отношениях, мистер Уилсон, – напомнил я.
– Можно просто Эван. Вам, как ближайшим доверенным лицам, я могу сообщить, что мистер Брэдли имеет право на получение наследства. Он является единственным живым родственником Джосайи Брэдли, недавно скончавшегося владельца концерна «Эней» со штаб-квартирой в Оттаве, и на этом основании может рассчитывать на значительную сумму, если я смогу его найти и сделать соответствующее заявление в присутствии надлежаще уполномоченных нотариусов.
– И насколько значительна эта сумма? – спросил Навин.
– Если позволите, я оставлю ответ на усмотрение мистера Брэдли. Полагаю, он вправе сам решить, сообщать вам точную сумму полученного наследства или воздержаться от этого.
Уилсону не стоило беспокоиться по поводу оглашения суммы. Когда мы привезли его в отель «Фрэнтик», вызвали зодиакальных Джорджей на улицу и отошли в сторонку, оставив их наедине с юристом, сумма была громогласно озвучена Близнецом уже через пятнадцать секунд после начала разговора.
– Тридцать пять миллионов! – завопил он. – Да ты же офигенный Крез! Тридцать пять миллионов! Долларов! Боже правый!
– И пусть об этом слышит вся чертова улица, да? – накинулся на него Скорпион, тревожно озираясь.
– Чего ты боишься, Скорп? Ведь у нас пока нет на руках этих денег! Никто не прирежет нас в постели из-за денег, которых у нас нет при себе.
– Но нас могут похитить, – возразил Скорпион, взмахом руки подзывая меня, Навина и Диву. – Разве я не прав, Лин? Наверняка найдутся люди, которые захотят нас похитить, чтобы потребовать выкуп. Они отрежут ухо или палец и отправят его почтой.
– Бомбейской почтой? – фыркнул Близнец. – Дохлый номер.
– Возможно, они уже сейчас планируют похищение, – тоскливо промолвил Скорпион.
– Чтоб тебя, Скорпион! – крикнул Близнец, приплясывая от восторга. – Пять минут назад ты истерил по поводу каких-то мозгокопателей из ЦРУ, а теперь ноешь из-за выдуманного тобой похищения. А ты не мог бы хоть ненадолго расслабиться и почувствовать вкус удачи?
– Мне думается, однако, что опасения мистера Брэдли не беспочвенны, – заметил Уилсон.
– «Мистер Брэдли»? – фыркнул Близнец. – Мистер Не-бред-ли! Услышать, как тебя называют мистером Брэдли, – это стоит миллиона! Скорпион, отсыпь Уилсону миллион баксов!
– Одна вещь не подлежит сомнению, мистер Брэдли, – продолжил Уилсон. – Вам не следует оставаться в этом отеле. Только не теперь, когда существенное изменение в ваших финансовых обстоятельствах переместило вас, скажем так, в более значимую категорию лиц с высоким уровнем доходов.
– Он подразумевает «более уязвимую категорию лиц с высоким уровнем риска», – промямлил Скорпион. – Он уже говорит о похищении, Близнец. Ты это понимаешь?
– Успокойся, Скорпион, – сказал я.
– Вообще-то, он прав, – встряла Дива.
– Слышишь? – всхлипнул Скорпион.
– Мой отец большой дока по части борьбы с похищениями, – заявила Дива. – Меня с пяти лет обучали, как вести себя в таких случаях. Этому обучают всех богачей. А поскольку ты теперь богач, тебе надо освоить методы предохранения от похитителей. Пусть полиция тщательно проверит всех твоих друзей и знакомых. Ты должен обзавестись безопасным, охраняемым жильем и бронированным лимузином. Без этого нельзя. Телохранители и деньги идут в комплекте, как сумочка и туфли.
– О нет… – простонал Скорпион.
– И он прав насчет ушей и пальцев, – добавила Дива. – Только похитители отправляют их курьерами, а не обычной бомбейской почтой.
– О нет…
– Я знаю случай, когда они отрезали поочередно все пальцы, кроме одного, прежде чем родственники заплатили выкуп.
– Ох…
– Дива, прошу тебя, – сказал со вздохом Навин.
– В другом случае они отрезали похищенному оба уха. Настоящая трагедия. Теперь он не знает, что делать со своей коллекцией дизайнерских солнцезащитных очков.
– Ох…
– Дива!
– И самые стильные шляпы на нем смотрятся уже не так эффектно, – задумчиво молвила Дива. – Но, по крайней мере, он остался в живых. И он по-прежнему богат.
– Дива, прекрати его пугать! – рассердился Навин.
– Пугать? – переспросила она. – Много ты понимаешь! Между прочим, среди присутствующих только два миллионера: мистер Брэдли и мисс я. Усекаешь? Я единственная из вас, кто может со знанием дела рассуждать о похищениях и истязаниях богачей.
– О нет… – простонал Скорпион.
– Где будем праздновать? – спросил Близнец, все еще приплясывая.
– Я взял на себя смелость зарезервировать для вас номер люкс в отеле «Махеш», на одном этаже с моим номером, – сказал Уилсон. – Я полагал, что рано или поздно найду вас, и тогда апартаменты будут сразу к вашим услугам. Кроме того, наша фирма позаботилась о незамедлительном открытии кредитной линии для вас, мистер Брэдли, чтобы вы располагали денежными средствами в период юридического оформления всех деталей, пока не вступите в наследство.
– Это… это здорово, – пролепетал Скорпион. – Кредитная линия?
– На какую сумму? – поинтересовался Близнец.
– Я положил на ваш счет сто тысяч долларов. Вы имеете к ним доступ с этой минуты.
– Мне определенно нравится этот парень! – воскликнул Близнец. – Дай ему еще один миллион, Скорп.
– Мы надеемся, что вы и в дальнейшем будете пользоваться услугами нашей фирмы, мистер Брэдли, – сказал Уилсон. – Как это на протяжении многих лет делал ваш двоюродный дед Джосайя Брэдли. Мы готовы предоставить вам лучшие профессиональные советы по распоряжению наследством. Полностью к вашим услугам.
– Чего мы ждем? – крикнул Близнец. – Поехали!
– А как же наше барахло? – спросил Скорпион, оглядываясь на отель «Фрэнтик».
– Не беспокойся об этом, – сказала Дива, беря его под руку и ведя к поджидающим нас такси. – Ты пришлешь за своим барахлом слугу. Отныне все за тебя будут делать слуги, а тебе останется только ловить кайф.
– Виски! – причмокнул Близнец, присоединяясь к ним и нависая над плечом Дивы.
– И основательный душ, – морща нос, добавила Дива.
– Шампанское!
– И снова в душ.
– И кокаин! Слушай, у меня идея! Разведем кокаин в шампанском!
– Ты начинаешь мне нравиться, – сказала Дива.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram