Пассажир читать онлайн

Может, они боятся, что Бонфис заговорит?
А с кем он заговорит? Со своим «спихиатром».
* * *
— Что это?
Анаис стояла в дверях с бутылкой красного вина в руках.
— Белый флаг. Предлагаю перемирие.
— Входите, — с улыбкой пригласил ее Матиас Фрер.
Для нее не составило никакого труда найти домашний адрес психиатра. На часах было восемь вечера — идеальное время для неожиданного визита. Ради такого случая Анаис переоделась в платье из индонезийского батика, расписанное золотистыми узорами, — такие были в моде в семидесятых годах. Правда, в последний момент испугалась собственной дерзости и натянула под платье джинсы. Результат ее не особенно удовлетворил, хотя под платье она надела бюстгальтер, зрительно увеличивающий грудь, который приберегала для особых случаев. Немного блесток на щеки, заколки в прическу, таблетка долипрана, — и она сочла, что готова к штурму.
— Так вы меня впустите?
— О, простите!
Он посторонился, пропуская ее в дом. Выглядел он, как обычно, каким-то помятым. Свитер без горла, рубашка с криво застегнутым воротником, вытертые джинсы, волосы торчком. Этакий университетский профессор, обаятельный неряха, которому не в силах противостоять ни одна студентка, хотя сам он об этом даже не догадывается.
— Как вы узнали мой адрес?
— Всю команду заставила носом землю рыть.
Она вошла в гостиную. Белые стены. Скрипучий паркет. Фанерованные двери. Почти никакой мебели, кроме древнего дивана. И множество выстроившихся вдоль стен картонных коробок, в каких пакуют вещи при переезде.
— Вы недавно переехали или собираетесь переезжать?
— Тот же самый вопрос я задаю себе каждое утро.
Она сунула ему в руку вино:
— Это медок. Я состою членом клуба дегустаторов. Вчера купила несколько бутылок. Прекрасное вино, вот увидите. Букет у него тонкий, но плотный. Вкус ярко выраженный, не без терпкости. Его…
Психиатр явно растерялся, и Анаис оборвала себя на полуслове:
— Что-то не так?
— Извините меня, ради бога. Но дело в том, что я не пью вина.
Анаис так и застыла с разинутым ртом. Сколько она жила в Бордо, но подобное слышала впервые.
— А что же вы пьете?
— Колу без сахара.
Она невольно хихикнула:
— Ну тогда и меня угостите.
— Сейчас принесу бокалы, — сказал он и развернулся в сторону кухни. — А вы пока присаживайтесь.
Анаис окинула комнату цепким взглядом. У стены напротив дивана стояла плазма. Возле остекленной стены на козлах лежала доска, служившая хозяину письменным столом. От стоящей на полу лампы падал неровный свет. Судя по всему, психиатр превратил обычный семейный дом в подобие безликого сквота.
Она невольно улыбнулась. Похоже, Фрер живет один. Ни одной фотографии, ни намека на присутствие женщины. У него нет ни друзей, ни любовницы — только работа. Она навела справки: он поступил на работу в клинику в начале января. Перевелся из Парижа. Ни с кем не общается. Интересуется только своими пациентами. Закоренелый холостяк — из тех, что горячее едят только в столовой в обеденный перерыв, да если вдруг коллега пригласит к себе домой на ужин.




Она подошла к письменному столу. Заметки. Книги по психиатрии, многие на английском языке. Распечатки текстов, скачанных из Интернета. Клочки бумаги с нацарапанными на них номерами телефонов. Все свидетельствовало о том, что психиатр ведет собственное расследование. Вот только о ком он собирает сведения? Неужели о потерявшем память пациенте?
Рядом с принтером лежало несколько только что распечатанных фотографий. Номерные знаки автомобиля. Снимали под дождем. За кем следил врач? Она наклонилась, чтобы рассмотреть снимки получше, но в это время у нее за спиной раздался звук шагов. Матиас нес из кухни бокалы и банки с кока-колой.
— Симпатично у вас, — сказала она, снова подходя к дивану.
— Смеетесь, что ли?
Он поставил банки прямо на пол. Они были черного цвета, в каплях влаги.
— Извините, у меня даже журнального столика нет.
— Подумаешь!
Фрер по-турецки уселся на пол.
— А вы устраивайтесь на диване, — предложил он ей.
Анаис так и сделала. Она возвышалась над ним, словно королева над подданным. Они взяли себе по банке. Бокалы оба проигнорировали. Чокнулись, глядя друг другу в глаза.
— Я не знаю, который час, — пробормотал он. — Может, вы есть хотите? У меня, правда, ничего особенного нет, но…
— Да бросьте вы. Я пришла к вам отпраздновать хорошие новости.
— По поводу?
— По поводу расследования.
— Значит, вы меня не арестуете?
Она улыбнулась:
— Я погорячилась.
— На самом деле это я повел себя как идиот. Надо было вас предупредить. Но я в тот момент думал только о своем пациенте. О том, что будет лучше для него, понимаете? — Он отпил глоток колы. — Так что у вас за новости?
— Во-первых, мы опознали жертву. Бездомный парень. Таскался по фестивалям рок-музыки. Сидел на героине. Регулярно наведывался в Бордо. Убийца всадил ему дозу наркотика невероятной концентрации. И парень умер. Затем убийца занялся мизансценой. Бычья голова и все прочее…
Фрер слушал ее с напряженным вниманием. До этой минуты правильные черты его лица выражали некоторую растерянность, но, стоило ей заговорить о деле, застыли, превратившись в маску сосредоточенности.
И тут Анаис взорвала запасенную бомбу:
— Мы также установили личность преступника.
— Что-о?
Она слегка подняла руки, умеряя его изумление:
— Ну, скажем так: криминалистам удалось найти в яме отпечатки пальцев, не принадлежащие ни жертве, ни вашему ковбою. Мы прогнали их через общенациональную базу данных и получили имя. Виктор Януш, бомж из Марселя. Несколько месяцев назад его задерживали за драку.
— Вы знаете, где он сейчас?
— Пока нет. Мы объявили его в розыск. Следовательно, найдем. На этот счет я не беспокоюсь. Коллеги из Марселя перевернут все ночлежки, все пункты оказания социальной помощи, все благотворительные центры «Эммаус» и все бесплатные столовые. Мы выясним, как и когда он прибыл в Бордо, и сцапаем его. В свое время точно так же поймали так называемого дорожного убийцу Франсиса Ольма.
Фрер, кажется, огорчился. Он все крутил в руках банку с колой, как будто ловил в металле свое отражение.
— Что вам о нем известно? — после затянувшейся паузы поинтересовался он.
— Пока ничего. Я жду материалы из Марселя. У нас сегодня весь день компы глючили. Главный враг современной полиции — это компьютерный вирус.
Психиатр не отреагировал на шутку. Подняв глаза к Анаис, он самым серьезным тоном спросил:
— Вы полагаете, что сцена убийства соответствует профилю бомжа?
— Ни в малейшей степени. Но мы всему найдем объяснение. Возможно, Януш — всего лишь соучастник.
— Или свидетель.
— Свидетель, который спускался в яму? И наследил там повсюду? Знаете, у нас это называется «вещественные доказательства».
— Это снимает подозрения с Патрика Бонфиса?
— Не так быстро. Остается эта история с планктоном. Но в настоящее время мы разрабатываем след Януша. Как только смогу, я сама съезжу в Гетари побеседовать с вашим протеже. В любом случае за кончик ниточки мы ухватились.
Фрер тихонько засмеялся:
— Да уж, вот что такое хорошие новости, рассказанные сотрудником полиции.
Она уловила в его интонации легкое ехидство, но не стала на нем зацикливаться.
— А вы?
— Что я?
— Ну, с вашим рыбаком?
— Он понемногу обретает свою прежнюю личность. И уже не помнит о том, за кого себя выдавал.
— Как и о том, что видел на вокзале Сен-Жан?
Фрер устало потряс головой:
— Я ведь вам уже говорил. Об этом он вспомнит в последнюю очередь. Если вообще когда-нибудь вспомнит…
— И все-таки я должна его допросить.
— Надеюсь, вы не собираетесь его арестовывать?
— Да нет, конечно. Это я так сказала, чтобы вас припугнуть.
— Полицейские любят пугать народ. Иначе жизнь теряет для них смысл.
Нет, Анаис не послышалось: в его голосе звучала самая настоящая враждебность. С ним все ясно. Один из этих психиатров-леваков, вскормленных на всякой хренотени, изобретенной Мишелем Фуко. Трудно обольщать мужчину, если в поясной кобуре у тебя лежит «глок». Два фаллических символа на одну пару — это чересчур…
Она поставила банку на паркет. Надежды очаровать врача растаяли как дым. Слишком уж они разные…
Она уже собралась встать, когда Фрер вдруг тихо сказал:
— Я сам поеду в Гетари.
— Зачем?
— Расспросить Патрика. Выяснить, кто он такой на самом деле. Узнать правду о том, что произошло на вокзале Сен-Жан. — Он поднял к ней свою банку с колой: — В конце концов, мы с вами ведем одно и то же расследование.
Она улыбнулась. От снова вспыхнувшей надежды на сердце сразу потеплело. Никогда бы не подумала, что благодаря работе познакомится с таким обворожительным мужчиной.
— Вы уверены, что не хотите открыть мою бутылку?
* * *
Два часа спустя Фрер принялся за работу.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram