Игра престолов читать онлайн

Спокойные слова эти вселили в Сансу трепет.

— Что случилось?

— Твой отец — изменник, моя дорогая, — проговорил лорд Варис.

Великий мейстер Пицель поднял древнюю голову.

— Своими собственными ушами я слышал, как лорд Эддард клялся нашему возлюбленному королю Роберту охранять молодых принцев, как своих собственных детей. Но не успел король умереть, как он созвал Малый совет, чтобы лишить принца Джоффри законного трона.

— Нет, — выпалила Санса. — Он не мог этого сделать, не мог!

Королева подала грамоту. Бумага была порвана, на ней засохла кровь, но сломанная печать принадлежала отцу — лютоволк, оттиснутый на бледном воске.

— Мы нашли письмо на капитане твоей домашней стражи, Санса. Твой отец написал лорду Станнису, брату моего покойного мужа, предлагая ему корону.

— Пожалуйста, светлейшая государыня, здесь какая-то ошибка. — От внезапного отчаяния голова ее закружилась. — Пожалуйста, пошлите за моим отцом, пусть все расскажет; он не мог написать такого письма, король был его другом!

— Роберт тоже так полагал, — сказала королева. — И эта измена разбила бы его сердце. Но боги смилостивились, и он не дожил до этого дня. — Она вздохнула. — Санса, милая, теперь ты видишь, в каком ужасном положении мы очутились. Ты ни в чем не виновата, мы все это знаем, и все же ты — дочь предателя. Как я могу позволить тебе выйти замуж за моего сына?

— Но я же люблю его, — простонала Санса в смятении и испуге. Что они хотят сделать с ней? Что они сделали с отцом? Такого просто не должно было случиться. Ей предстоит выйти замуж за Джоффри, они же обручены, и он, ее суженый, даже снился ей. Нечестно разлучать их, что бы ни натворил ее отец!

— Я прекрасно знаю это, дитя, — проговорила Серсея голосом сладким и ласковым. — Итак, зачем же ты пришла ко мне и рассказала, что отец хочет отослать вас, если не по любви?

— По любви, — заторопилась Санса. — Отец даже не разрешил мне попрощаться. — Девочка добрая и послушная, в то утро она чувствовала себя такой же вредной, как Арья, и ускользнула из-под опеки септы Мордейн, не послушавшись лорда-отца. Она никогда не позволяла себе подобных причуд и не позволила бы, если бы так не любила Джоффри.

— Он собирался отвезти нас в Винтерфелл и выдать меня за какого-нибудь засечного рыцаря, хотя я люблю Джоффри. Я сказала ему, но он не пожелал слушать.

Король был ее последней надеждой. Король мог приказать отцу оставить ее в Королевской Гавани и выдать за принца Джоффри. Санса знала это, но король всегда пугал ее. Громкоголосый, грубый, нередко пьяный, он, возможно, отослал бы ее к лорду Эддарду, даже если бы ее допустили к нему. Поэтому она направилась к королеве и излила свое сердце; Серсея выслушала и ласково поблагодарила ее… только потом сир Арис проводил ее в высокую палату крепости Мейегора и поставил охрану, а через несколько часов началась схватка.



— Прошу вас, — закончила она, — позвольте Джоффри жениться на мне. Я буду ему хорошей женой, вы увидите. А когда я стану королевой, то буду во всем подражать вам, обещаю.

Королева Серсея оглядела собравшихся.

— Милорды-советники, что вы ответите на эту просьбу?

— Бедное дитя, — пробормотал Варис. — Любящее, верное и невинное, светлейшая государыня, этого нельзя отрицать… и все же, что нам остается делать? Отец ее обречен. — Его мягкие ладони терли друг друга в беспомощной растерянности.

— Дитя, рожденное от семени предателя, непременно обнаружит в себе природную склонность к предательству, — заметил великий мейстер Пицель. — Сейчас она милая девочка, но кто может сказать, какой она сделается через десять лет?

— Нет, — забормотала Санса с ужасом. — Нет, я никогда… я не предам Джоффри, я люблю его… Клянусь, я не сделаю ничего подобного!

— Посмотрите, какая уверенность, — буркнул Варис. — Тем не менее истинно говорят, что кровь сильнее любых клятв…

— Она напоминает мне мать, а не отца, — проговорил негромко лорд Петир Бейлиш. — Поглядите на нее: волосы, глаза! Вылитая мать в этом возрасте.

Королева с беспокойством поглядела на нее, однако Сансе виделась доброта в чистых зеленых глазах.

— Дитя, — сказала она. — Если бы я действительно могла поверить, что ты не подобна отцу, ничто не обрадовало бы меня больше, чем твоя свадьба с моим Джоффри. Я знаю, что он любит тебя всем сердцем. — Она вздохнула. — И все же я опасаюсь, что лорд Варис и великий мейстер правы. Все решает кровь. Мне остается лишь вспомнить, как твоя сестра напустила волка на моего сына.

— Я не такая, как Арья, — выпалила Санса. — Это в ней кровь предателя, а не во мне! Я хорошая, спросите септу Мордейн, она вам скажет. Я только хочу быть верной и преданной женой вашему Джоффри!

Санса ощутила на себе тяжесть взгляда Серсеи, королева пристально вглядывалась в ее лицо.

— Я верю в твою искренность, дитя. — Она обернулась к остальным. — Милорды, мне кажется, что, если остальные ее родственники проявят верность в это ужасное время, мы сможем забыть наши страхи.

Великий мейстер Пицель погладил огромную мягкую бороду, широкое чело его наморщилось в задумчивости.

— У лорда Эддарда трое сыновей.

— Мальчишки, — пожал плечами лорд Петир. — Меня более волнуют леди Кейтилин и Талли.

Королева взяла руки Сансы в свои.

— Дитя, ты знаешь грамоту?

Санса нервно кивнула. Она умела читать и писать лучше, чем ее братья, хотя безнадежно отставала от них в сложении.

— Рада слышать это. Быть может, вы с Джоффри еще можете надеяться.

— Что я должна сделать?

— Просто напиши своей леди-матери и своему брату, старшему… как его зовут?

— Робб, — ответила Санса.

— Известие о предательстве твоего лорда-отца, вне сомнения, скоро достигнет их. Лучше, если оно будет исходить из твоих уст. Поведай им, как лорд Эддард предал своего короля.

Санса отчаянно хотела добиться Джоффри, однако она не думала, что у нее хватит отваги исполнить просьбу королевы.

— Но он никогда… я не могу… светлейшая государыня, я не знаю, что написать…

Королева похлопала ее по руке.

— Мы подскажем тебе все необходимое. Важно, чтобы ты попросила леди Кейтилин и своего брата сохранять королевский мир.

— В противном случае им придется трудно, — добавил великий мейстер Пицель. — Ради той любви, которую ты испытываешь к ним, попроси своих родных ступить на тропу мудрости.

— Твоя леди-мать, вне сомнения, ужасно боится за тебя, — проговорила королева. — Напиши ей, что тебе хорошо с нами, что мы обращаемся с тобой мягко и выполняем каждое твое желание. Попроси их явиться в Королевскую Гавань и принести присягу Джоффри, когда он займет престол. Если они сделают это… тогда мы будем знать, что в твоей крови нет предательства. А когда ты войдешь в цвет женственности, то обвенчаешься с королем в Великой септе Бейелора, перед глазами богов и людей.

…обвенчаешься с королем… — слова эти заставили участиться ее дыхание, и все же Санса медлила.

— Быть может… если бы я могла повидаться с отцом, переговорить с ним о…

— Предательстве? — подсказал лорд Варис.

— Ты разочаровываешь меня, Санса, — проговорила королева, глаза ее сделались жесткими, словно камни. — Мы уже рассказали тебе о преступлениях твоего отца. Если ты действительно нам верна, как утверждаешь, почему же ты хочешь повидаться с ним?

— Я… я только хотела… — Санса ощутила, как глаза ее наполняются слезами. — Он не… он не был… ранен или… или…

— Лорд Эддард невредим, — ответила королева.

— Но что… что будет с ним?

— Это решит король, — многозначительно пояснил великий мейстер Пицель.

Король! Санса проглотила слезы. Теперь Джоффри сделался королем, подумала она. Ее галантный принц никогда не причинит вреда ее отцу, что бы тот ни сделал. И если она придет к нему и попросит милосердия, Джоффри прислушается… непременно прислушается, потому что он любит ее, ведь королева сказала так. Джофф захочет наказать отца, ведь лорды будут ожидать этого; быть может, он просто отошлет отца в Винтерфелл или сошлет в один из Вольных Городов за Узким морем. Ссылка продлится лишь несколько лет, к этому времени они с Джоффри поженятся, а став королевой, она убедит Джоффри вернуть отца назад и даровать ему прощение.

Но только… если мать и Робб не усугубят измену, не созовут знамена и не откажутся присягнуть Джоффри на верность, иначе все пойдет прахом. Ее Джоффри добр и ласков, она сердцем знала это, однако король обязан проявлять жестокость к мятежникам. Она должна убедить их. Ей придется это сделать!

— Я… я напишу, — сказала им Санса.

С улыбкой теплой, словно рассвет, Серсея Ланнистер наклонилась поближе и ласково поцеловала ее в щеку.

— Я знала это. Джоффри будет горд, когда я расскажу ему о той отваге и здравом смысле, которые ты продемонстрировала сейчас.

В конце концов Санса написала четыре письма. Своей матери, леди Кейтилин Старк, и братьям в Винтерфелл, потом тетке и деду: леди Лизе Аррен в Орлиное Гнездо и лорду Хостеру Талли в Риверран. Когда Санса завершила дело, пальцы ее онемели и перепачкались чернилами. Лорд Варис держал печать отца. Она согрела белый пчелиный воск над свечой, капнула четыре раза на бумагу и посмотрела, как евнух запечатал каждое письмо лютоволком дома Старков.

Джейни Пуль и все ее вещи исчезли, когда сир Мендон Мур проводил Сансу назад в башню крепости Мейегора. Теперь никаких слез, подумала она с благодарностью. И все же после исчезновения Джейни в палате стало как-то холоднее, хотя Санса и развела огонь. Она пододвинула кресло к очагу, взяла одну из своих любимых книг и погрузилась в повествование о Флориане и Джонквиль, леди Шилле и Радужном рыцаре, о доблестном принце Эйемоне и его несчастной любви к королеве, жене его брата.

Лишь глубокой ночью, отходя ко сну, Санса поняла, что забыла спросить о сестре.

Джон

— Отор, — объявил сир Джареми Риккер, — вне сомнения. А этот был Яфером Флауэрсом. — Он повернул труп ногой, мертвое бледное лицо уставилось в сумеречное небо синими-синими глазами. Оба убитых были людьми Бена Старка.

«Спутники моего дяди, — молча подумал Джон. Он вспомнил, как просил, чтобы дядя взял его. — Боги, каким я был зеленым мальчишкой! Если бы он взял меня, я мог бы лежать здесь…»

Правое запястье Яфера заканчивалось изорванной плотью и раздробленной костью — остальное было отнято челюстями Призрака. Сама же правая кисть плавала сейчас в кувшине с уксусом в башне мейстера Эйемона. Левая рука, находившаяся там, где положено, чернотой не уступала плащу.

— Милосердные боги, — пробормотал Старый Медведь и, соскочив со своего дорожного конька, передал поводья Джону. Утро выдалось непривычно теплым, капельки пота выступили на широком лбу лорда-командующего, словно роса на дыне. Лошадь его волновалась и, закатывая глаза, пятилась от мертвецов, насколько позволяли поводья. Джон отвел кобылу на несколько шагов, стараясь удержать ее на месте. Лошадям это место не нравилось. «И мне тоже», — решил Джон.

Но менее всех были довольны собаки. Отряд привел сюда Призрак, и вся свора собак оказалась бесполезной. Когда Басс-псарь попытался заставить их взять след по отгрызенной руке, они словно взбесились: завыли и залаяли, пытаясь сорваться. Даже теперь они то скалили зубы, то скулили, натягивая поводки, и Четт вовсю костерил их.

Это всего лишь лес, сказал себе Джон, а это только мертвецы. Ему уже приводилось видеть убитых…

Прошлой ночью ему вновь приснился Винтерфелл. Джон бродил по пустому замку, искал отца, спускался в крипту. На этот раз он зашел еще глубже и во тьме услышал скрежет камня о камень; повернувшись, он увидел, как один за другим открываются гробы. Мертвые короли вставали из своих холодных черных могил. Джон проснулся в угольной тьме, сердце его колотилось. Даже когда Призрак вскочил на постель, чтобы облизать его лицо, он не сумел прогнать ощущение глубокого ужаса. Джон просто не смел вновь уснуть. А потому поднялся на Стену и ходил наверху, не зная покоя, пока наконец не увидел свет зари на востоке. Это всего только сон.

— Я — брат Ночного Дозора, а не испуганный мальчишка!


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram