Игра престолов читать онлайн

— Именно так, миледи, — ответил Тирион.

Лиза Аррен улыбнулась сестре:

— Небесная камера сломает любого. В ней злодея видят боги, там нет тьмы, где он мог бы укрываться от их глаз.

— Он не кажется мне сломленным, — заметила леди Кейтилин.

Леди Лиза не обратила внимания.

— Говори, — приказала она Тириону.

А теперь пора бросить кости, подумал он, торопливо глянув на Бронна. С чего же начать?

— Признаюсь, я очень злой карлик. Грехи мои и преступления несчетны, милорды и леди. Я спал со шлюхами — и не однажды, а сотни раз. Я желал смерти моему лорду-отцу и моей сестре, нашей доброй королеве. — Позади него кто-то хихикнул. — Я не всегда обращался со слугами с добротой. Я играл в кости и плутовал при этом, признаюсь со стыдом. Я говорил много жестоких и злобных вещей о благородных лордах и дамах двора. — Послышался хохот. — Однажды я…

— Молчать! — Бледное лицо Лизы Аррен порозовело. — И что же ты сейчас делаешь, карлик?

Тирион свесил голову на плечо.

— Как что? Исповедуюсь в своих преступлениях, миледи.

Кейтилин Старк шагнула вперед.

— Вас обвиняют в том, что вы подослали наемного убийцу, чтобы убить моего сына Брана в постели, и соучаствовали в убийстве лорда Джона Аррена, десницы короля.

Тирион беспомощно пожал плечами:

— А вот в этих преступлениях, увы, я признаться не могу. Я ничего не знаю об этих убийствах.

Леди Лиза поднялась со своего деревянного престола.

— Я не намереваюсь подвергаться твоим насмешкам. Ты устроил себе развлечение и, вне сомнения, насладился им. Сир Вардис, отведите его назад в темницу… Но на этот раз пусть камера будет меньше и с более крутым полом.

— Неужели так творится правосудие в Долине? — вскричал Тирион так громко, что сир Вардис застыл на мгновение. — Неужели честь не может проехать под Кровавыми воротами? Вы обвиняете меня в преступлениях, я отрицаю свою вину, и поэтому меня бросают в открытую камеру на холод и голод. — Он приподнял голову, показывая всем синяки, которые Морд оставил на его лице. — Где правосудие короля? Разве Орлиное Гнездо не часть Семи Королевств? Вы обвиняете меня. Очень хорошо. Я требую суда! Позвольте мне говорить, и пусть моя правда или ложь будут открыты перед лицом богов и людей!

Негромкий ропот наполнил высокий зал. В самую точку, подумал Тирион. Ему, знатному господину, сыну самого могущественного лорда страны, брату королевы, нельзя было отказать в правосудии. Гвардейцы в небесно-синих плащах направились в сторону Тириона, но сир Вардис велел им остановиться и поглядел на леди Лизу.

Ее маленький рот дернулся в воинственной усмешке.

— Если ты будешь допрошен и обнаружен виновным в тех преступлениях, в которых тебя обвиняют, тогда, по собственным законам короля, ты должен будешь заплатить своей жизнью. У нас в Орлином Гнезде нет палача. Откройте Лунную дверь.



Толпа зрителей расступилась, открыв узкую дверь из чардрева между двумя мраморными колоннами, на белом дереве которой был вырезан полумесяц. Стоявшие рядом отступили, когда пара гвардейцев направилась к ней. Один из мужчин отодвинул тяжелый бронзовый запор, второй навалился на дверь. Синие плащи взметнулись с плеч, подхваченные внезапным порывом ветра, с воем ворвавшегося через открывшийся проем. За дверью зияла пустота ночного неба, усеянного холодными безразличными звездами.

— Вот оно, королевское правосудие, — проговорила Лиза Аррен. Пламя факелов заметалось по стенам, языки их гасли то тут, то там.

— Лиза, по-моему, это неразумно, — проговорила Кейтилин Старк, пока черный ветер кружил по залу.

Сестра не обращала на нее внимания.

— Вы хотите суда, милорд Ланнистер? Очень хорошо, суд будет. Сын мой выслушает твои слова, и ты услышишь его приговор. Потом ты выйдешь отсюда… Этой дверью или другой…

Она довольна собой, подумал Тирион, тут нечему удивляться. Чем мог угрожать ей суд, когда приговор будет выносить ее слабак сын? Тирион поглядел на Лунную дверь. «Мама, я хочу видеть, как он полетит!» — сказал мальчишка. Скольких же человек этот курносый дурачок уже велел выкинуть через эту дверь?

— Благодарю вас, моя добрая леди, но я не вижу нужды беспокоить лорда Роберта, — вежливо сказал Тирион. — Боги знают, что я не виновен. Я приму их суждение, а не суд человека. Я требую суда поединком.

Буря внезапного хохота наполнила высокий зал Арренов. Лорд Нестор Ройс фыркнул, сир Уиллис хихикнул, сир Лин Корбрей хохотнул, остальные откинули назад головы и загоготали; слезы побежали по их лицам. Мариллон неловко перебирал лады, едва касаясь своей новой деревянной арфы кончиками пальцев сломанной руки. Даже ветер как будто завыл с возмущением, врываясь через Лунную дверь.

Водянистые глаза Лизы Аррен стали неуверенными. Он вывел ее из равновесия.

— Конечно, у тебя есть на это право.

Молодой рыцарь с зеленой гадюкой, вышитой на плаще, шагнул вперед и опустился на колено.

— Миледи, умоляю о чести защитить ваше дело.

— Эта честь должна принадлежать мне, — сказал старый лорд Хантер. — Ради той любви, которую я испытываю к вашему лорду-мужу, позвольте мне отомстить за его смерть.

— Мой отец верно служил лорду Джону управляющим Долины, — буркнул сир Альбар Ройс. — Позвольте мне услужить его сыну.

— Боги чтят человека, выступающего за справедливость, — отвечал сир Лин Корбрей. — Однако им нередко оказывается тот, кто лучше владеет мечом. Все мы знаем, кто здесь лучший боец. — Он скромно улыбнулся.

Еще дюжина рыцарей попыталась добиться внимания. Тирион был несколько обескуражен количеством незнакомцев, готовых убить его. Что, если план его все-таки не слишком умен?

Леди Лиза подняла руку, призывая к молчанию.

— Благодарю вас, милорды. Сын мой, безусловно, отблагодарит вас так, словно бы он присутствовал среди нас. В Семи Королевствах нет людей столь же отважных и верных, как рыцари Долины. Если бы я могла, то даровала бы всем вам эту честь. Сир Вардис Иген, вы всегда были правой рукой моего благородного мужа. Вы будете нашим чемпионом.[12]

Сир Вардис не проявил восторга.

— Миледи, — проговорил он серьезным голосом, опускаясь на одно колено, — прошу вас возложить эту ответственность на другого, я не испытываю желания драться. Этот человек не воин, поглядите на него. Он карлик, в два раза ниже меня и хром. Позорно убивать такого человека и называть это правосудием.

Великолепная мысль, рассудил Тирион, я с ней согласен!

Лиза с яростью поглядела на него:

— Ты потребовал поединка. А теперь я требую назначить своего чемпиона, как это сделали мы.

— Мой брат Джейме охотно примет участие в нем.

— Твой драгоценный Цареубийца в сотнях лиг отсюда, — отрезала Лиза Аррен.

— Пошлите за ним птицу, и я охотно дождусь его прибытия.

— Ты встретишься с сиром Вардисом завтра.

— Певец, — сказал Тирион, обращаясь к Мариллону, — когда ты сложишь балладу о сегодняшнем дне, не пропусти этого мгновения: пусть там будет сказано, как леди Аррен отказала карлику в праве выбора чемпиона и как выставила против хромого недоростка своего лучшего рыцаря.

— Я тебе ни в чем не отказывала! — выпалила Лиза Аррен, в пронзительном голосе ее слышалось раздражение. — Называй своего чемпиона, Бес, если ты считаешь, что найдешь здесь человека, готового умереть ради тебя.

— Если вы не против, я предпочту такого, который готов убить ради меня, — ответил Тирион, оглядывая длинный зал. Никто не шевельнулся. На мгновение он подумал, что совершает колоссальную ошибку. Но позади кто-то шевельнулся.

— Я выйду за карлика, — вызвался Бронн.

Эддард

Ему снился странный сон: трое рыцарей в белых плащах, давно разрушенная башня и Лианна на окровавленном ложе.

Во сне с ним были друзья, как и тогда, в жизни. Гордый Мартин Кассель, отец Джори; верный Тео Валл; Этан Гловер, бывший тогда эсквайром Брандона, сир Марк Рисвелл, мягкоречивый и благородный сердцем; житель озера Хоуленд Рид; лорд Дастин на своем огромном рыжем коне. Нед помнил их лица, как свое собственное; но годы вторгаются в память человека даже во сне, даже если он дал обет не забывать ничего. Ему снились тени, призраки, сотканные из тумана.

Всемером они стояли перед троими — во сне, как и в жизни. Но троих трудно было назвать обыкновенными воинами. Они ожидали перед круглой башней, позади краснели горы Дорна, белые плащи раздувал ветер. Они не превратились в тени — лица оставались ясными даже теперь. Сир Эртур Дейл, Меч Зари, скорбно улыбался. Рукоять великого меча Рассвет поднималась над его правым плечом. Сир Освелл Уэнт, припав на одно колено, правил клинок точилом. На белой эмали шлема расправляла крылья черная летучая мышь его дома. Между ними стоял свирепый сир Герольд Хайтауэр, Белый Бык, лорд-командующий Королевской гвардии.

— Я искал вас у Трезубца, — сказал Нед.

— Нас не было там, — отвечал сир Герольд.

— Горе постигло бы узурпатора, если бы мы там были, — проговорил сир Освелл.

— Когда пала Королевская Гавань и сир Джейме убил вашего короля золотым мечом, я пытался узнать, где вы.

— Мы были далеко, — отвечал сир Герольд. — Иначе Эйерис по-прежнему сидел бы на Железном троне, а наш лживый брат горел бы в адском пекле.

— Я спускался к Штормовому Пределу, чтобы снять осаду, — сказал ему Нед. — Там лорды Тирелл и Редвин сложили знамена, а все их рыцари преклонили колена в знак верности. Я был уверен, что вы окажетесь среди них.

— Мы ни перед кем не склонимся, — проговорил сир Эртур Дейл.

— Сир Уиллем Дарри бежал на Драконий Камень с вашей королевой и принцем Визерисом. Я думал, что вы будете сопровождать их.

— Сир Уиллем человек добрый и верный, — заметил сир Освелл.

— Но он не принадлежит к числу гвардейцев, — возразил сир Герольд. — Королевская гвардия никогда не бежит.

— Ни прежде, ни теперь, — подтвердил сир Эртур, надевая шлем.

— Мы дали обет, — пояснил старый сир Герольд.

Призраки зашевелились возле Неда с призрачными мечами в руках. Их было семеро против троих.

— Ну а теперь начнем, — сказал сир Эртур Дейл, Меч Зари. Он извлек Рассвет и взялся за рукоять обеими руками. Бледный, как молочное стекло, клинок горел живым светом.

— Нет, — ответил Нед со скорбью в голосе. — Теперь и закончим. — И тогда он услышал за собой крик Лианны:

— Эддард!

Ветер бросил на кровавое небо тучу лепестков розы, синих, как глаза смерти.

— Лорд Эддард, — вновь прокричала Лианна.

— Обещаю, — прошептал он. — Лиа, я обещаю…

— Лорд Эддард! — позвал мужской голос из тьмы.

Со стоном Эддард Старк открыл глаза, лунный свет вливался сквозь высокие окна башни Десницы.

— Лорд Эддард? — Над постелью склонилась тень.

— Как… как долго? — Простыни сбились, нога в лубке, в боку пульсирует боль.

— Шесть дней и семь ночей. — Голос принадлежал Вейону Пулю. Стюард поднес чашу к губам Неда. — Выпейте, милорд.

— Что?..


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram