Игра престолов читать онлайн

— Как вам угодно, милорд.

Когда Пуль вышел, Эддард Старк направился к окну и задумался, сев возле него. Роберт явно не оставил ему никакого выбора. А вообще-то следовало бы поблагодарить короля. Здорово будет возвратиться в Винтерфелл. Жаль, что он приезжал сюда. Сыновья ждут его, быть может, у них с Кейтилин теперь родится еще один сын, ведь они еще достаточно молоды. Кроме того, он успел заметить, что уже тоскует о снеге, о глубокой ночной тишине Волчьего леса.

И все же мысль об отъезде сердила его. Сколько он не успел сделать! Теперь Роберт и его совет, полный льстецов и трусов, окончательно разорят королевство… хуже того, продадут его Ланнистерам в уплату за долги. Потом, он до сих пор не узнал правды о смерти Джона Аррена. Конечно, ему удалось отыскать несколько кусков головоломки, которые убедили его в том, что Джон действительно был убит, но все это пока только помет, оставленный хищником на лесной тропе. Нед еще не видел самого зверя, хотя ощущал его присутствие — затаившегося и опасного.

Он вдруг внезапно понял, что лучше вернуться в Винтерфелл морем. Нед не был моряком и предпочел бы Королевский тракт, но корабль мог сделать остановку на Драконьем Камне, там он сумеет переговорить со Станнисом Баратеоном. Пицель отослал за воды ворона с вежливым письмом за подписью Неда, предлагавшего лорду Станнису занять свое место в Малом совете. Ответа не было, и молчание лишь усугубило его подозрения. Лорд Станнис явно знает, почему погиб Джон Аррен. Нед в этом не сомневался. Истина, которую он разыскивал, вполне могла ожидать его в древней островной твердыне дома Таргариенов.

Ну а когда он узнает этот секрет, что тогда? От некоторых тайн лучше держаться подальше, иные опасно делить даже с теми, кого ты любишь и кому доверяешь. Нед извлек привезенный Кейтилин кинжал из ножен на поясе. Нож Беса? Зачем карлику понадобилась смерть Брана? Конечно, чтобы он молчал. Новый секрет или еще одна нить из той же паутины?

Замешан ли Роберт в этой истории? Не хочется верить, но ведь прежде он не думал, что Роберт способен подослать убийцу к беременной женщине. Кейтилин пыталась предостеречь его. Ты знал человека, сказала она, а король тебе не знаком. Чем скорее ему удастся оставить Королевскую Гавань, тем лучше. Если завтра утром какой-нибудь из кораблей отправится на север, следует оказаться на нем.

Вызвав Вейона Пуля, Нед послал его к причалам, чтобы все разузнать без шума, но быстро.

— Найди мне надежный корабль с искусным капитаном, — велел он управителю. — Меня не интересует ни размер кают, ни качество, ни убранство. Судно должно быть лишь быстроходным и надежным. Я хочу отплыть немедленно.

Пуль только что получил распоряжение, но Томард уже объявлял гостя:

— Лорд Бейлиш желает видеть вас, милорд.

Нед хотел уже отказаться от этой встречи, но передумал. Он еще не освободился и обязан участвовать в их играх.



— Проводите его ко мне.

Лорд Петир вступил в солярий так, словно бы утром ничего не стряслось… разрезной бархатный дублет серебристо-молочного цвета, серый шелковый плащ подбит мехом черной лисы, на лице обычная насмешливая улыбка.

Нед холодно приветствовал его.

— Могу ли я узнать причину вашего визита, лорд Бейлиш?

— Я не задержу вас: к обеду меня ждет леди Танда. Будет пирог с ягнятиной и жареный молочный поросенок. Достопочтенная леди мечтает женить меня на своей младшей дочери, поэтому стол ее всегда восхитителен. По правде говоря, я скорее женюсь на свинье, но не говорите ей этого. Я обожаю пирог с ягнятиной.

— Не смею задерживать вас, милорд, — отвечал Нед с ледяным пренебрежением. — В настоящий момент мне трудно представить себе человека, в чьем обществе я нуждался бы меньше, чем в вашем.

— Вы не правы. Хорошенько подумав, вы, бесспорно, найдете еще несколько имен. Скажем, Вариса, или Серсеи, или самого Роберта. Светлейший буквально зашелся в гневе! Он не сразу успокоился и после того, как вы оставили нас сегодня утром. Насколько я помню, слова «наглость» и «неблагодарность» довольно часто встречались в его речи.

Нед не почтил его ответом. Он не стал предлагать своему гостю сесть, но Мизинец уселся без приглашения.

— После того как вы бурей вылетели из зала, я был вынужден уговорить их не обращаться к услугам Безликих Людей, — промолвил он непринужденно. — Просто Варис распространит слух, что мы сделаем лордом всякого, кто покончит с девчонкой.

Нед скривился.

— Итак, теперь мы даруем титулы даже убийцам.

Мизинец пожал плечами:

— Титул — вещь дешевая. Безликие Люди обойдутся дороже. И этим я, по правде говоря, более услужил Дейенерис, чем вы своими речами о чести. Пусть какой-то наемник попытается убить ее, возмечтав о титуле. Скорее всего ему ничего не удастся, и дотракийцы долго еще будут внимательно охранять ее. Если же мы подошлем к ней одного из Безликих Людей, можно заранее заказывать похороны.

Нед нахмурился:

— Заседая в совете, вы говорили об уродливых женщинах и стальных поцелуях, а теперь пытаетесь убедить меня в том, что попытались защитить девушку? За какого же дурака вы меня принимаете?

— Просто за колоссального, — со смехом отвечал Мизинец.

— Вас всегда настолько развлекает мысль об убийстве, лорд Бейлиш?

— Лорд Старк, меня развлекает не убийство, а вы. Вы правите, как человек, танцующий на подтаявшем льду. Смею сказать, всплеск будет весьма впечатляющим. И первые трещины побежали сегодня утром.

— Первые и последние, — резко ответил Нед. — С меня довольно.

— Когда вы собираетесь возвратиться в Винтерфелл, милорд?

— Как только смогу. А какое вам дело до этого?

— Никакого… но если вы не оставите нас до завтрашнего вечера, я охотно отведу вас в тот бордель, который ваш Джори так безуспешно искал, — Мизинец улыбнулся, — и ничего не скажу леди Кейтилин.

Кейтилин

— Миледи, вам следовало заранее известить нас о вашем приезде, — сказал ей сир Доннел Уэйнвуд, пока их кони одолевали перевал. — Мы бы послали отряд навстречу. Высокогорная дорога теперь не настолько безопасна для столь маленького отряда, как в прошлые времена.

— К своему прискорбию, мы успели убедиться в этом, сир Доннел, — ответила Кейтилин. Иногда ей казалось, что сердце ее обратилось в камень. Шестеро отважных мужчин погибли, чтобы она могла приехать сюда, а она не находила в себе слез для них и даже начала забывать их имена. — Горцы досаждали нам день и ночь. Мы потеряли троих в первом нападении и еще двоих во втором, слуга Ланнистера умер от лихорадки, после того как раны его воспалились. Когда мы увидели ваших людей, я уже решила, что приближается наш конец. — Она вспомнила, как их маленький отряд выстроился для последней отчаянной схватки — с клинками в руках, спинами к скале. Карлик еще точил край топора, отпуская какую-то едкую шутку, когда Бронн заметил на знамени приближавшихся всадников луну и сокола посреди небесной синевы и белизны стяга дома Аррена. Кейтилин еще не приводилось видеть более приятного зрелища.

— Кланы набрались храбрости после смерти лорда Джона, — проговорил сир Доннел, крепкий юноша лет двадцати, с честным и открытым лицом, широким носом и взлохмаченной густой каштановой шевелюрой. — Если бы это зависело от меня, то я бы повел в горы сотню человек и выкурил горцев из их крепостей. После нескольких суровых уроков все было бы в порядке, но ваша сестра мне это запретила. Она даже не разрешила своим рыцарям отправиться на турнир в честь десницы. Она хочет, чтобы все наши мечи оставались дома и могли защитить Долину. Но от кого — этого не знает никто. Кое-кто уже говорит — от теней. — Он тревожно поглядел на Кейтилин. — Надеюсь, я не наговорил лишнего, миледи? Я не хотел вас обидеть.

— Откровенные речи не задевают меня, сир Доннел. — Кейтилин знала, кого боялась ее сестра. Не теней, а Ланнистеров, подумала она про себя, оглянувшись на карлика, ехавшего возле Бронна. После смерти Чиггена они сдружились — словно два вора. Карлик оказался много хитрее, чем этого бы хотелось. Когда они въехали в горы, он был ее пленником, связанным и беспомощным. Кем же он сделался теперь? Тирион оставался пленником, но тем не менее ехал с кинжалом у пояса и с топором, привязанным к седлу, в плаще из кошачьей шкуры, выигранном в кости у певца, и в короткой кольчуге, которую Ланнистер снял с убитого Чиггена. Две дюжины вооруженных людей окружили карлика и остаток ее потрепанного отряда — рыцари и воины, служащие ее сестре Лизе и юному сыну Джона Аррена, но Тирион не обнаруживал никаких признаков страха. «Неужели я ошиблась?» Уже не впервые Кейтилин подумала, что он, может быть, не виновен в покушении на жизнь Брана, в смерти лорда Аррена и всех остальных. Ну а если так, какой же вид тогда она будет иметь? Чтобы привезти Беса сюда, свои жизни отдали шестеро мужчин.

Она решительно отогнала сомнения.

— Когда мы доберемся до вашей крепости, я буду рада, если вы немедленно пошлете за мейстером Колемоном. Сира Родрика лихорадит, он ранен. — Она уже не однажды опасалась, что галантный старый рыцарь не выдержит путешествия. В последние дни он едва находил силы сидеть в седле, и Бронн уже предлагал ей предоставить старика собственной судьбе, но Кейтилин не желала даже слушать об этом. Кончилось тем, что сира Родрика привязали к седлу. Она велела Мариллону приглядывать за ним.

Сир Доннел помедлил, прежде чем ответить.

— Леди Лиза приказала мейстеру безотлучно находиться в Орлином Гнезде, возле лорда Роберта, — ответил он. — Здесь у ворот есть септон, приглядывающий за ранеными. Он может перевязать раны вашего человека.

Кейтилин скорее положилась бы на знания мейстера, чем на молитву септона. Она уже собиралась сказать это, когда заметила впереди длинные парапеты, врезанные в скалу с обеих сторон ущелья. Там, где проход сужался так, что лишь четверо всадников могли проехать рядом, к скалистым склонам прижимались две сторожевые башни, соединенные крытым мостиком из посеревшего от непогоды камня, изгибавшимся над дорогой. Молчаливые лица замерли у бойниц в башне, на мостике и стенах. Когда они уже заканчивали подъем, навстречу им выехал рыцарь на сером коне и в сером же панцире, а на плаще его играла красно-голубая волна Риверрана, и блестящая черная рыба из оправленного золотом обсидиана скалывала плащ на груди.

— Кто тут держит путь через Кровавые ворота? — спросил он.

— Сир Доннел Уэйнвуд вместе с миледи Кейтилин Старк и ее спутниками, — ответил молодой рыцарь. Хранитель ворот поднял забрало.

— То-то леди показалась мне знакомой. Далеко же ты заехала от дома, маленькая Кет.

— И ты тоже, дядюшка, — ответила она улыбаясь. Этот хриплый грубоватый голос разом возвратил ее на двадцать лет назад, ко дням ее детства.

— Теперь мой дом за моей спиной, — сказал он ворчливо.

— А мой дом в твоем сердце, — ответила ему Кейтилин. — Сними шлем, я хотела бы вновь увидеть твое лицо.

— Увы, годы не пощадили его, — покачал головой Бринден Талли, но, когда он снял шлем, Кейтилин решила, что дядя солгал. Конечно, лицо его покрылось морщинами, время украло последнее осеннее золото из волос, густо припорошив их сединой, но улыбка осталась прежней, кустистые брови напоминали раскормленных гусениц, а в глубине синих глаз прятался смех. — А леди знает о твоем приезде?

— У меня не было времени посылать гонца, — сказала Кейтилин. Ее спутники догоняли ее. — Боюсь, что мы приехали перед бурей, дядя.

— Можно ли нам въехать в Долину? — спросил сир Доннел. Здешние воеводы всегда соблюдали обычаи.

— Именем Джона Аррена, лорда Орлиного Гнезда, защитника Долины, истинного Хранителя Востока, разрешаю вам свободный проход и обязываю соблюдать мир, — ответил сир Бринден. — Езжайте.

Так она въехала под сень Кровавых ворот, у которых во Времена Героев погибла дюжина армий. За укреплениями горы расступались, открывая зеленые поля, синее небо и снежные вершины, от вида которых дыхание перехватывало в груди. Долина Аррен купалась в утреннем свете. Она уходила на восток; спокойный край богатого чернозема, широких медленных рек и сотен небольших озер, зеркалами отражавших лучи солнца, со всех сторон огражденный грозными пиками. На этих высотах росли пшеница, кукуруза, ячмень, и даже в Вышесаде плоды были не слаще, а тыквы не больше здешних. Они находились в западном конце Долины, где высокогорная дорога, одолев последний перевал, начинала извилистый спуск к низинам в двух милях внизу. Долина здесь сужалась, — конному ехать полдня, — и Северные горы казались настолько близкими, что Кейтилин просто хотелось потрогать их рукой. Над горами возвышался зубчатый пик, называвшийся Копьем Гиганта. Все прочие горы глядели на него снизу вверх, вершина его терялась среди ледяных туманов. С массивного западного отрога горы стекал призрачный поток Слез Алисы. Даже отсюда Кейтилин видела сверкающую полоску водопада — блестящую нитку на темном камне.

Заметив, что Кейтилин остановилась, дядя подъехал поближе и указал:

— Нам туда — к Слезам Алисы. Отсюда видно только белое пятнышко, но если приглядеться, можно заметить стены, когда их освещает солнце.

Семь башен, говорил Нед, семь белых кинжалов, вонзающихся в чрево небес, они такие высокие, что с парапетов можно увидеть облака, проплывающие под ногами.

— А долго ли туда ехать?

— Возле горы мы окажемся к вечеру, — объяснил дядя Бринден, — на подъем уйдет еще один день.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram