Игра престолов читать онлайн

— Все равно лучше поджарить с луком, — вставил Бронн.

Не говоря более ни слова, Тирион похромал прочь. Холод глубоко угнездился в его костях, ноги болели так, что он едва мог ходить. Быть может, повезло как раз мертвой кобыле. Его же ожидали долгие часы езды, потом несколько глотков пищи и короткий холодный сон на голой земле. Завтра будет то же самое, и послезавтра, и потом… только боги знают, когда это закончится.

— Проклятие, — пробормотал Тирион, с трудом продвигаясь по дороге, чтобы присоединиться к своим похитителям, и прибавил про себя: «Черт бы побрал и ее, и всех Старков!»

Воспоминание обжигало горечью. Только что он заказывал ужин, и в мгновение ока оказался перед полным залом вооруженных людей. Джик потянулся за мечом, а жирная хозяйка гостиницы завопила:

— Только без мечей, только не здесь, прошу вас, милорды!

Тирион поспешно опустил руку Джика, прежде чем соперники получили повод изрубить их в куски.

— Ты забыл про учтивость, Джик? Наша добрая хозяйка просит обойтись без мечей. Сделаем, как она хочет…

Он изобразил улыбку, понимая, что она окажется неуклюжей.

— Вы совершаете прискорбную ошибку, леди Старк. Я не участвовал ни в каких нападениях на вашего сына. Честью своей…

— Честью Ланнистера, — только и сказала она, поднимая вверх руки. — Шрамы эти оставил кинжал убийцы, которого ты послал, чтобы перерезать горло моему сыну.

Тирион ощутил вокруг себя гнев, густой и дымный, порезы на руках этой женщины прибавили ему силы.

— Убей-ка его, — прошипел из угла какой-то грязный оборванец. Новые голоса присоединились к этому предложению много скорее, чем он ожидал. Еще недавно дружелюбные незнакомцы, теперь они требовали его крови, словно несытые псы.

Тирион громко проговорил, пытаясь изгнать дрожь из голоса:

— Если леди Старк считает, что я должен ответить за какое-то преступление, я поеду с ней и отвечу за него.

Иначе поступить было нельзя, попробовать пробиться к выходу силой означало найти себе раннюю могилу. На помощь жене Старка пришла добрая дюжина мечей: человек из Харренхолла, трое Бракенов, пара неприглядного вида наемников, для которых, на взгляд, убить все равно что плюнуть. К ним присоединилось еще несколько дурней-работников, просто не понимавших, что происходит. Чем же мог располагать против них Тирион? Кинжалом у пояса и двоими людьми. Джик великолепно справлялся с мечом, но на Моррека едва ли можно было рассчитывать: отчасти конюх, отчасти повар, отчасти слуга, он не был ни в коей мере воином. Что же касается Йорена, что бы там он ни чувствовал про себя, Черные Братья присягали не принимать участие в раздорах внутри государства. Йорен помогать не станет.

И в самом деле, черный брат молчаливо отступил в сторону, когда старый рыцарь, стоявший возле Кейтилин Старк, проговорил:



— Возьмите у них оружие, — и наемник Бронн шагнул вперед, чтобы выхватить меч из пальцев Джика и избавить всех троих от кинжалов. — Хорошо, — сказал старик, когда напряженность в гостиной заметно пошла на убыль. — Даже великолепно.

Тирион узнал этот ворчливый голос: мастер над оружием из Винтерфелла, обривший себе бакенбарды.

Брызгая алой слюной, жирная хозяйка принялась молить Кейтилин Старк:

— Только не убивайте его здесь!

— Его вообще не надо убивать, — грустно пошутил Тирион.

— Отведите его куда-нибудь, но у меня никакой крови, миледи. Я не хочу участвовать в ссорах знатных господ.

— Мы вернемся с ним назад в Винтерфелл, — сказала она.

Тирион подумал: тогда, быть может… К этому мгновению он уже успел оглядеть комнату и уточнил ситуацию. Увиденное не полностью удовлетворило его. Да, жена Старка действовала с умом, в этом нечего сомневаться. Заставить их сперва публично подтвердить присягу, которую они принесли ее отцу-лорду, а потом попросить оказать помощь слабой женщине… Да, это было мило! Но все же ее успех оказался не столь полон, как она могла бы предположить. В комнате, по грубому счету, было около пятидесяти человек. На просьбу Кейтилин Старк откликнулась едва ли не дюжина; остальные казались смятенными, испуганными или мрачными. Лишь двое из Фреев поднялись, как отметил Тирион. Но и они сразу опустились на свои места, когда капитан остался на месте. Он бы улыбнулся, если бы осмелился.

— Мой отец будет гадать, что случилось со мной. — Тирион поглядел на меченосца, предложившего ему свою комнату. — Он заплатит хорошие деньги человеку, который известит его обо всем, что произошло сегодня в этом зале.

Лорд Тайвин, конечно, не станет развязывать мошну, но Тирион сам исправит положение, когда добьется свободы.

Сир Родрик посмотрел на госпожу вполне понятным в таком положении встревоженным взглядом.

— Его люди поедут с нами, — объявил старый рыцарь. — А остальных мы отблагодарим, если они сохранят молчание о том, что видели здесь.

Тирион сделал все, чтобы не расхохотаться. Молчание? Старый дурак! Если только не увезти с собой всех собравшихся, весть разлетится во все стороны сразу же после их отъезда. Свободный всадник с золотой монетой в кармане как стрела полетит на Бобровый утес. Если не он, тогда эту весть донесет кто-то другой. Йорен увезет эту весть на юг. Дурак-певец сделает из этого песню. Фреи доложат своему лорду, и только боги знают, что он тогда предпримет. Да, лорд Уолдер Фрей присягнул Риверрану, но этот осторожный человек прожил долгую жизнь, стараясь всякий раз принять сторону победителя. В худшем случае он всего лишь отошлет своих птиц на юг, в Королевскую Гавань, но вполне может осмелиться и на большее.

Кейтилин Старк времени не теряла:

— Мы выезжаем немедленно. Нам нужны свежие кони и припасы на дорогу. Все вы можете рассчитывать на вечную благодарность дома Старков. Тем из вас, кто захочет помочь нам охранять пленников, чтобы доставить их живыми в Винтерфелл, я обещаю хорошую награду.

Больше ничего не потребовалось: дураки рванулись вперед. Тирион поглядел на их лица: они, конечно, получат отличную награду, сказал он себе, но не ту, на которую рассчитывают. И все же, когда пленников выводили наружу, седлали коней под дождем, связывали руки длинной и грубой веревкой, Тирион Ланнистер не испытывал истинного испуга. В Винтерфелле ему не бывать, он мог в этом поклясться. Через день за ним вышлют погоню, птицы поднимутся в воздух, и кто-нибудь из речных лордов захочет заслужить благосклонность его отца и вмешается в дело. Тирион как раз поздравлял себя с тонкостью своих замыслов, когда кто-то надвинул капюшон на его глаза и поднял в седло.

Они выехали под дождем и сразу взяли в галоп, и уже вскоре бедра Тириона заныли, а задницу просто дергало от боли. Даже когда они оказались на безопасном расстоянии от гостиницы и Кейтилин Старк замедлила ход до рыси, отягощенное вынужденной слепотой положение его не изменилось. Лошадь везла его по неровной земле, каждый поворот был чреват падением. Капюшон глушил звуки, и Тирион не слышал, что говорят вокруг него; дождь успел пропитать ткань, липнувшую к его лицу, даже дышать было тяжело. Веревка ранила запястья и словно бы затягивалась все туже по мере приближения ночи. «А я намеревался устроиться возле теплого очага с жареной дичью! Зачем только этот проклятый свистун открыл свой поганый рот», — подумал с горечью Тирион. Проклятый певец отправился с ними.

— О случившемся могут сочинить великую песню, и это сделаю я, — сказал он Кейтилин Старк, объявляя о своем намерении ехать вместе с ними, чтобы увидеть, чем закончится «великолепное приключение». Тирион весьма сомневался в том, что мальчишка будет считать путешествие великолепным, когда всадники Ланнистеров догонят их.

Дождь наконец прекратился, и рассветные лучи сочились сквозь мокрую ткань, закрывавшую его глаза, когда Кейтилин Старк подала команду спешиваться. Грубые руки стянули Тириона с коня, развязали его кисти и стащили капюшон с головы. Увидев узкую каменную дорогу, дикие предгорья и зубчатые снеговые пики на далеком горизонте, он ощутил, что вся надежда разом оставила его.

— Это горная дорога, — выдохнул Тирион, глядя на леди Старк обвиняющими глазами. — Восточная дорога, а вы говорили, что мы едем в Винтерфелл!

Кейтилин Старк удостоила его легчайшей из улыбок.

— Говорила — часто и громко, — согласилась она. — И не сомневаюсь, что ваши друзья направятся на север. От души желаю им поторопиться.

Даже теперь, несколько дней спустя, воспоминание наполнило его горькой яростью. Всю свою жизнь Тирион гордился своей хитростью, единственным даром, которым наделили его боги, и все же семижды проклятая волчица Кейтилин Старк перехитрила его на всех поворотах. Факт этот более удручал его, чем само похищение.

Они остановились только для того, чтобы поесть и самим покормить коней, а потом вновь тронулись с места. На этот раз Тириона избавили от капюшона. После второй ночи руки его более не связывали, а когда они поднялись выше, то перестали и охранять. Никто, похоже, не опасался, что он убежит. Да и с чего бы вдруг? Здесь, наверху, земля была суровой и дикой, а высокогорная дорога, в сущности, представляла собой всего лишь каменистую тропку. Пусть он и убежит, но как далеко можно добраться в одиночестве и без провизии? Сумеречные коты легко загрызут его, а кланы, гнездящиеся в горных твердынях, разбойники и убийцы склоняются не перед законом, а только перед мечом.

И жена Старка безжалостно гнала их вперед. Тирион знал, куда они направляются… знал с того самого мгновения, когда с глаз его сняли капюшон. В этих горах правил дом Арренов. Вдова покойного десницы, урожденная Талли, сестра Кейтилин Старк, не дружила с Ланнистерами. Тирион успел немного познакомиться с леди Лизой за время, проведенное ею в Королевской Гавани, и не стремился возобновить знакомство.

Похитители теснились вокруг ручья, невдалеке от горной дороги. Лошади уже напились ледяной воды и теперь общипывали кочки бурой травы, пробивавшейся между камнями. Джик и Моррек держались рядом, угрюмые и несчастные. Над ними, опершись на копье, стоял Мохор, округлая железная шапка на его голове казалась похожей на котелок. Поблизости Мариллон-певец натирал маслом свою деревянную арфу и сетовал на ущерб, который сырость причиняет ее струнам.

— Нам надо передохнуть, миледи, — говорил засечный рыцарь сир Уиллис Воде, обращаясь к Кейтилин Старк. Он служил леди Уэнт, человек прямой и крепкий, он первым поднялся в гостинице, чтобы помочь Кейтилин.

— Сир Уиллис говорит правду, миледи, — вступил в разговор сир Родрик. — Мы потеряли уже третьего коня…

— Если нас догонят Ланнистеры, мы потеряем не только коней, — напомнила им Кейтилин. Обветренное лицо ее исхудало, но не утеряло решимости.

— На это шансы невелики, — заметил Тирион.

— Леди не спрашивает твоего мнения, карлик, — отрезал Курлекет, рослый и жирный олух с короткими стрижеными волосами и поросячьим лицом. Он был из Бракенов и служил оружием лорду Джонасу. Тирион постарался запомнить все имена, чтобы отблагодарить потом каждого по отдельности за любезное обращение. Ланнистеры всегда расплачивались по своим долгам. Курлекет еще узнает об этом, как и его друзья, Лхарис и Мохор, и добрый сир Уиллис, и наемники Бронн и Чигген. Особенно жестокий урок намечался для Мариллона, обладателя сладкого тенора, старательно рифмовавшего «бес — он», «Тирион» и «в позументы облачен» в своей песне об этом бесчинстве.

— Пусть говорит, — приказала леди Старк.

Тирион Ланнистер уселся на скалу.

— Сейчас преследователи, если погоню выслали, что далеко не обязательно, скорее всего мчатся по Перешейку, рассчитывая, что вы заляжете где-нибудь на Королевском тракте. Безусловно, весть о моем похищении достигла ушей моего отца. Но лорд Тайвин не слишком любит меня, и я совсем не уверен, что он решит побеспокоить себя.

Слова эти были ложью только отчасти, лорд Тайвин Ланнистер ценил своего уродливого сына не более чем зеленую фигу, однако он не терпел никаких оскорблений чести дома.

— Здесь жестокий край, леди Старк, и вы не найдете помощи, пока не достигнете Долины. Каждый потерянный конь еще более отяготит остальных. Хуже того: вы рискуете потерять меня. Я невелик ростом и не силен, и если я умру, зачем все это? — В этом не было лжи, Тирион не знал, сколько еще сумеет выдержать подобную скорость.

— Возможно, в вашей смерти и есть смысл, Ланнистер, — ответила Кейтилин Старк.

— А я думаю, нет, — заметил Тирион. — Если бы вы хотели меня убить, нужно было только приказать, и один из ваших надежных друзей охотно наградил бы меня кровавой улыбкой. — Он поглядел на Курлекета, однако тупость мешала тому оценить насмешку.

— Старки не убивают людей в постели.

— И я тоже, — сказал он. — Еще раз говорю вам, я не принимал участия в покушении на жизнь вашего сына.

— Убийца был вооружен вашим кинжалом.

Тирион почувствовал прилив внутреннего жара.

— Это не мой кинжал, — с нажимом проговорил он. — Сколько же раз я должен клясться в этом? Леди Старк, что бы там ни говорили обо мне, я далеко не глуп, а лишь глупец снабдит наемного убийцу своим собственным клинком.

На мгновение ему показалось, что в глазах ее промелькнуло сомнение, но она возразила:

— Зачем было Петиру лгать мне?

— А зачем медведь гадит в лесу? — вопросил он. — Потому что такова его природа. Для людей, подобных Мизинцу, лгать все равно что дышать. Уж вам-то по крайней мере следовало знать это.

Кейтилин шагнула к нему с напряженным лицом.

— Как вас понимать, Ланнистер?

Тирион склонил голову набок.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram