Игра престолов читать онлайн

Двое стражников в пурпурных плащах и увенчанных львами шлемах стояли под вывеской гостиницы по обе стороны двери. Тирион признал капитана гвардейцев.

— Мой отец?

— В гостиной, милорд.

— Мои люди хотят мяса и меда, — сказал ему Тирион. — Приглядите, чтобы они получили еду и питье. — Тирион вошел в гостиницу. Отец был там.

Тайвин Ланнистер, лорд Бобрового утеса и Хранитель Запада, давно разменял шестой десяток, не утратив тем не не менее юношеской крепости. Даже сидя он казался высоким — длинные ноги, широкие плечи, плоский живот. Его тонкие руки оплетали крепкие мышцы. Когда прежде густые волосы начали отступать ото лба, лорд Тайвин приказал своему цирюльнику брить ему голову наголо: глава дома Ланнистеров не верил в полумеры. Еще он выбривал верхнюю губу и подбородок, но бакенбарды, две огромные чащобы, заросшие жестким золотым волосом, покрывали его щеки от уха до уха. В бледно-зеленых глазах его играли золотые искры. Один из шутов, более глупый, чем все остальные, сказанул однажды, что даже дерьмо лорда Тайвина усеяно золотом. Некоторые утверждали, что он еще жив — где-то в подземельях Бобрового утеса.

Сир Киван Ланнистер, единственный выживший брат отца, делил бутыль эля с лордом Тайвином. Дядя, человек объемистый и лысеющий, с коротко подстриженной желтой бородой, прилипшей к массивным челюстям, первым увидел его.

— Тирион, — проговорил сир Киван с удивлением.

— Дядя. — Тирион поклонился. — Милорд-отец. Как я рад видеть вас здесь!

Лорд Тайвин даже не пошевельнулся в кресле, но поглядел на своего карлика-сына долгим оценивающим взглядом.

— Вижу, что слухи о твоем заточении были необоснованны.

— Мне жаль разочаровывать вас, отец, — сказал Тирион. — Только не надо вставать и обнимать меня! Я не хочу вас утруждать…

Тирион направился через всю комнату к их столу, четко осознавая, что кривые короткие ноги заставляют его раскачиваться на каждом шагу. Когда глаза отца обращались к нему, Тирион сразу же самым острым образом ощущал все свои недостатки и уродства.

— Очень любезно с вашей стороны начать войну ради меня, — проговорил он, залезая в кресло и наливая себе чашу отцовского эля.

— На мой взгляд, это ты начал ее, — ответил лорд Тайвин. — Твой брат Джейме никогда не позволил бы себе попасть в руки женщины.

— Мы с Джейме кое в чем отличаемся… Он много выше меня ростом, как вы могли заметить.

Отец игнорировал выпад.

— Речь идет о чести нашего дома. Мне просто пришлось выехать. Никто не может пролить кровь Ланнистеров безнаказанно!

— Услыши мой рев, — произнес Тирион, ухмыльнувшись девизу Ланнистеров. — Откровенно говоря, крови я не проливал, хотя это могло случиться раз или два. Моррек и Джик убиты.

— Значит, тебе нужны новые слуги.

— Не беспокойся, отец. Я обзавелся своими. — Тирион отпил глоток эля, бурого и пенистого, и такого густого, что его почти можно было жевать. Действительно, отличный напиток. Жаль, что отец повесил содержательницу постоялого двора. — И как идут боевые действия?



Ответил его дядя:

— Пока достаточно хорошо. Сир Эдмар раздробил свое войско на малые отряды, чтобы остановить наши набеги, и мы с твоим лордом-отцом получили возможность нанести им тяжелый урон, прежде чем они сумели соединиться.

— Твой брат увенчал себя славой, — сказал отец. — Он разгромил лордов Венса и Пайпера у Золотого Зуба и встретился с основными силами Талли у стен Риверрана. Лорды Трезубца были вынуждены отступить. Сир Эдмар Талли взят в плен со многими своими рыцарями и знаменосцами. Лорд Блэквуд увел немногих уцелевших в Риверран, и Джейме осадил замок. Остальные разбежались по собственным крепостям.

— И мы с твоим отцом по очереди выступали против них. Без лорда Блэквуда Древорон сдался сразу, а леди Уэнт сдала Харренхолл из-за недостатка людей. Сир Григор сжег владения Пайперов и Бракенов…

— Оставив вас без противника? — спросил Тирион.

— Не совсем, — ответил сир Киван. — Маллистеры до сих пор удерживают Сигард, а Уолдер Фрей собирает свои войска у Близнецов.

— Не серьезно, — заметил Тайвин. — Фрей выходит на поле брани, только почуяв запах победы, а сейчас пока пахнет смертью. А у Ясона Маллистера не хватит сил сопротивляться в одиночку. Как только Джейме возьмет Риверран, они оба быстро преклонят колена. Войну можно считать выигранной, если только Старки и Аррены не выйдут против нас.

— На вашем месте я бы не стал тревожиться из-за Арренов, — сказал Тирион. — Старки — дело другое. Лорд Эддард…

— У нас в заложниках, — прервал его отец. — Он не может командовать войском из подземелья Красного замка.

— Не может, — согласился сир Киван, — но сын его созвал знамена и стал у рва Кейлин с сильным войском.

— Ни один меч нельзя назвать сильным, пока он не закален, — объявил лорд Тайвин. — Этот Старк еще мальчишка. Конечно, ему нравятся звуки походных труб и собственное знамя, трепещущее на ветру. Но всякий поход оканчивается бойней. Боюсь, что у него не хватит отваги на сражение.

События приняли интересный поворот за время его отсутствия, решил Тирион.

— Ну а что делает наш бесстрашный монарх, как смотрит он на эту бойню? — спросил он. — Неужели моя очаровательная и красноречивая сестра сумела уговорить Роберта примириться с заточением своего милого друга Неда?

— Роберт Баратеон погиб, — ответил ему отец. — В Королевской Гавани правит твой племянник. — Слова эти заставили Тириона растеряться. — Точнее говоря, моя сестра. — Лорд Тайвин отпил эля. — Королевство станет совсем иным, если Серсея будет править вместо своего мужа. И если ты хочешь принести какую-то пользу, я дам тебе приказ, — продолжил отец. — Марк Пайпер и Карил Венс болтаются в нашем тылу и совершают набеги на нашу землю из-за Красного Зубца.

Тирион прицокнул зубом.

— Прогнать их! Прежде я был бы рад наказать подобную невоспитанность, отец, но сейчас, поверьте, у меня есть настоятельные дела в другом месте.

— В самом деле? — Лорд Тайвин не был особенно удивлен. — Еще нам досаждает последняя идея Неда Старка, моим фуражирам мешает некий Берик Дондаррион, какой-то молодой лорденыш, наделенный ложным представлением о доблести. И с ним эта жирная пародия на священника — тот тип, который любит зажигать свой меч. Ну как, сумеешь расправиться с ними? Без особого шума?

Тирион вытер рот тыльной стороной ладони и улыбнулся.

— Отец, мое сердце греет мысль о том, что вы готовы доверить мне… двадцать человек? Или дадите мне даже пятьдесят? Неужели вы сумеете выделить мне такое огромное войско? Прекрасно! Если я натолкнусь на Тороса или лорда Берика, то сумею выпороть их обоих. — Он спустился с кресла и проковылял к буфету, на котором в окружении фруктов возлежал круг белого сыра с прожилками. — Сперва мне нужно уладить кое-какие дела, — сказал он, отхватив себе клин. — Мне необходимо три тысячи шлемов, столько же калберков и плюс мечи, пики, стальные наконечники копий, боевые булавы и топоры, стальные перчатки, воротники, поножи, нагрудники и фургоны, чтобы перевезти все это…

Дверь позади Тириона вдруг распахнулась с таким грохотом, что он едва не выронил сыр. Сир Киван вскочил, ругаясь, когда капитан гвардии пролетел через комнату и рухнул в очаг. Шлем его угодил прямо в холодный пепел, а Шагга, переломив меч гвардейца толщиной в древесный ствол о колено, отбросил обломки и вступил в гостиную, распространяя собственный запах, более крепкий, чем запах сыра.

— Маленькая красная шапочка, — рявкнул он. — Если ты еще раз посмеешь угрожать сталью Шагге, сыну Дольфа, я отрежу твое мужское естество и поджарю его на огне.

— Что? А как же козел? — спросил Тирион, откусывая сыр.

За Шаггой в комнату вошли другие горцы. Бронн сопутствовал им. Наемник, извиняясь, пожал плечами, глянув на Тириона.

— И кто же это у нас такой гордый? — спросил лорд Тайвин голосом холодным как снег.

— Эти люди проводили меня домой, отец, — пояснил Тирион. — Могу ли я сохранить их при себе? Много они не съедят…

Никто не улыбнулся.

— По какому праву вы, дикари, врываетесь в зал нашего совета? — потребовал ответа сир Киван.

— Дикари, говоришь? — Конн мог бы показаться симпатичным, если бы его отмыли. — Мы — люди свободные, а свободные люди имеют право сидеть на любом военном совете!

— Кто из вас львиный лорд? — спросила Чилла.

— Это же старики, — объявил Тиметт, сын Тиметта, которому еще предстояло встретить свой двадцатый год.

Рука сира Кивана опустилась на рукоять меча, но брат прикосновением пальцев остановил его. Лорд Тайвин казался спокойным.

— Тирион, ты забыл о вежливости? Будь добр, познакомь нас с… почетными гостями.

Тирион облизнул пальцы.

— С удовольствием, — объявил он. — Эта прекрасная дева — Чилла, дочь Чейка, от Черноухих.

— Я не дева, — возразила Чилла. — Мои сыновья уже срезали пятьдесят ушей.

— Да срежут они еще пятьдесят. — Тирион отошел от нее. — Это Конн, сын Коратта. А вот Шагга, сын Дольфа, тот, что похож на Бобровый утес, обросший волосами. Они — Каменные Вороны. Это Улф, сын Умара, из Лунных Братьев, вот Тиметт, сын Тиметта, из Обгорелых. А это наемник Бронн. Он сам по себе, не из чьих-то людей. За время нашего знакомства он успел дважды переменить стороны, и он должен получить награду, отец. — Обратившись к Бронну и горцам, он произнес: — Позвольте мне представить моего лорда-отца, Тайвина, сына Титоса, из дома Ланнистеров, лорда Бобрового утеса, Хранителя Запада, Щит Ланниспорта, бывшего и будущего десницу короля.

Лорд Тайвин поднялся, являя достоинство и корректность.

— Даже на западе слыхали про доблесть воинственных обитателей гор Луны. Что доставило вас вниз из ваших твердынь, милорды?

— Кони, — ответил Шагга.

— Обещанные сталь и шелка, — добавил Тиметт, сын Тиметта.

Тирион уже собрался рассказать своему лорду-отцу о том, что обещал кланам превратить Долину Арренов в дымящуюся пустошь, но возможности не представилось. Дверь снова хлопнула и распахнулась. Вестник коротко и удивленно глянул на горцев Тириона, опускаясь на одно колено перед лордом Тайвином.

— Милорд, — проговорил он, — сир Аддам велел передать вам, что войско Старков движется по гати.

Лорд Тайвин не улыбнулся. Отец никогда не улыбался, но Тирион тем не менее умел читать на его лице.

— Итак, волчонок решился оставить свое логово, чтобы поиграть со львами, — проговорил он голосом, полным спокойного удовлетворения. — Великолепно. Возвратитесь к сиру Аддаму и велите ему отступать. Он не должен вступать в сражение с северянами до нашего прибытия, но я хочу, чтобы он нападал на них с флангов и заманивал дальше на юг.

— Исполню все, как вы приказываете. — Всадник откланялся.

— Мы хорошо устроились здесь, — напомнил сир Киван. — Близко к переправе, вокруг ямы и частоколы. Пусть приходят, мы их остановим.

— Мальчишка может отступить или струсить, увидев такое войско, — заметил лорд Тайвин. — Чем быстрее мы сломаем Старков, тем скорее я освобожусь, чтобы расправиться со Станнисом Баратеоном. Вели барабанщикам бить сбор и пошли слово Джейме, что я выхожу против Робба Старка.

— Как хочешь, — проговорил сир Киван.

Тирион с мрачным восхищением поглядел на отца, повернувшегося к полудиким горцам.

— Говорят, что люди горных кланов не знают страха.

— Воистину так, — ответил Конн от Каменных Ворон.

— И женщины тоже, — добавила Чилла.

— Выступайте со мной против моего врага, и вы получите все, что обещал мой сын, и даже более того, — сказал лорд Тайвин.

— Но заплатишь ли ты нам нашей собственной монетой? — спросил Улф, сын Умара. — И нужны ли нам обещания отца, когда нам обещал сын?

— Я не сказал, что они нужны, — возразил лорд Тайвин. — В словах моих звучала чистая любезность и ничего более. Вы не обязаны присоединяться к нам. Люди Зимних земель выкованы из льда и железа; даже отважнейшие среди моих рыцарей страшатся встретиться с ними лицом.

Изящный ход, отметил Тирион, криво улыбнувшись.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram