Битва королей читать онлайн

— Винтерфелл? Да нет, это невозможно.

— Оставь нас, Верлаг. — Человек с кинжалом вышел, и Теон сел на кровать. — Я послал на стену четырех человек с крючьями и веревками, и они открыли нам калитку. Сейчас мои люди расправляются с твоими. Говорю тебе: Винтерфелл мой.

— Но ты воспитанник моего отца! — недоумевал Бран.

— А теперь вы с братом будете моими воспитанниками. Когда бой окончится, мои люди соберут все население замка в Большом Чертоге, и мы с тобой обратимся к ним. Ты скажешь, что сдал Винтерфелл мне, и велишь им служить новому лорду и слушаться его, как прежнего.

— Не скажу. Мы тебя побьем и вышвырнем вон. Я тебе не сдавался, и ты не заставишь меня сказать, что я сдался.

— Это не игра, Бран, так что перестань капризничать — я этого не потерплю. Замок мой, но люди в нем пока еще твои. Если принц хочет их уберечь, надо сделать так, как я сказал. — Теон встал и подошел к двери. — Сейчас кто-нибудь придет одеть тебя и отвести в Великий Чертог. Подумай хорошенько о том, что будешь говорить.

Ожидание заставило Брана почувствовать себя еще более беспомощным, чем прежде. Он сидел на подоконнике, глядя на темные башни и черные во мраке стены. Один раз ему почудился крик у кордегардии и что-то похожее на звон мечей, но сейчас у него не было ни острого слуха Лета, ни его обоняния. «Наяву я сломанный, но во сне, когда я Лето, я бегаю, дерусь, все слышу и все чую».

Бран ждал, что к нему придет Ходор или кто-то из служанок, но вошел мейстер Лювин со свечой.

— Бран… ты ведь знаешь уже, что случилось? Тебе сказали? — Под глазом у мейстера была неглубокая рана, и по щеке текла кровь.

— Теон приходил сюда. И сказал, что Винтерфелл теперь его.

Мейстер поставил свечу и вытер кровь с шеи.

— Они переплыли ров, влезли на стену с крючьями и веревками и обрушились на замок мокрые, с мечами наголо. — Он сел на стул у двери. На его лице снова проступила кровь. — На воротах стоял Элбелли — его захватили в башне и убили. Хэйхед ранен. Я успел отправить двух воронов, прежде чем они ворвались. Тот, что направляется в Белую Гавань, улетел, но другого сбили стрелой. — Мейстер опустил глаза в пол. — Сир Родрик увел с собой слишком много людей, но винить следует не его, а меня. Я не подумал о том, что нам грозит, я…

«Жойен знал», — подумал Бран и сказал:

— Помогите-ка мне одеться.

— Да-да. — Мейстер достал из окованного железом сундука в ногах кровати рубашку, бриджи и камзол. — Ты Старк из Винтерфелла, наследник Робба — ты должен быть одет, как принц. — С его помощью Бран облачился в подобающий лорду наряд.

— Теон хочет, чтобы я сдал ему замок, — сказал он, когда мейстер застегнул на нем плащ его любимой, серебряной с янтарем пряжкой в виде волчьей головы.

— Это не стыдно. Лорд должен защищать своих людей. В жестоких местах рождаются жестокие люди — помни об этом, Бран, когда имеешь дело с жителями Железных островов. Твой лорд-отец делал что мог, чтобы смягчить нрав Теона, но, боюсь, эти меры были недостаточны, да и запоздали.



За ними пришел коренастый воин с угольно-черной бородищей, закрывавшей половину груди. Брана он поднял довольно легко, хотя эта повинность явно его не радовала. Спальня Рикона была на полпролета ниже. Малыш раскапризничался, когда его разбудили.

— Хочу маму, — ныл он. — И Лохматика.

— Твоя мать далеко, мой принц, — зато мы с Браном здесь. — Мейстер натянул на мальчика одежки и повел с собой, держа за руку.

Внизу они увидели Миру и Жойена — их выводил из комнаты лысый островитянин, вооруженный копьем на три фута длиннее, чем он сам. Жойен посмотрел на Брана зелеными, полными скорби глазами. Другие захватчики конвоировали Фреев.

— Твой брат потерял свое королевство, — сказал Брану Уолдер Малый. — Ты теперь не принц, а только заложник.

— Ты тоже, — сказал Жойен, — и я, и мы все.

— Тебя, лягушонок, никто не спрашивал.

Один островитянин пошел впереди с факелом, но дождь, зарядивший снова, скоро погасил огонь. Идя через двор, они слышали, как воют лютоволки в богороще. Бран надеялся, что Лето не слишком пострадал, упав с дерева.

Теон Грейджой сидел на высоком месте Старков. Плащ он снял. Поверх его тонкой кольчуги был надет черный камзол с золотым кракеном его дома. Руки лежали на волчьих головах, вырезанных на конце широких каменных подлокотников.

— Теон сидит на месте Робба, — сказал Рикон.

— Тихо, Рикон. — Бран чувствовал вокруг угрозу, но брат был для этого слишком мал. Горело несколько факелов, и в большом очаге тлел огонь, но основная часть зала тонула во мраке. Скамьи составили у стен — сесть было негде, и обитатели замка стояли кучками, не смея переговариваться. Бран видел старую Нэн, открывавшую и закрывавшую беззубый рот. Хэйхеда поддерживали двое других стражников — его голую грудь обматывала окровавленная повязка. Рябой Том безутешно рыдал, Бет Кассель тихо плакала от страха.

— Это еще кто такие? — спросил Теон, указав на Ридов и Фреев.

— Это воспитанники леди Кейтилин — их обоих зовут Уолдер Фрей, — объяснил мейстер Лювин. — А это Жойен Рид и его сестра Мира — дети Хоуленда Рида из Сероводья. Они приехали, чтобы заново присягнуть Винтерфеллу.

— Другой бы сказал, не ко времени, а по мне — в самый раз. — Теон встал со своего места. — Раз приехали, тут и останутся. Лоррен, давай сюда принца. — Чернобородый плюхнул Брана на каменное сиденье, словно мешок с овсом.

Людей продолжали сгонять в Великий Чертог, подгоняя их копьями и криками. Гейдж и Оша явились с кухни все в муке — они замешивали хлеб на утро. Миккена тащили волоком, а он ругался. Прихрамывающий Фарлен поддерживал Паллу — платье на ней разодрали надвое, она зажимала его в кулаке и шла так, будто ей было больно. Септон Шейли бросился им на помощь, но один из островитян повалил его на пол.

Последним, кто вошел в дверь, был пленный Вонючка — ядреный запах опережал его, и Брана замутило.

— Этот был заперт в башне, — доложил конвоир, рыжий безусый парень, весь мокрый — несомненно, один из тех, кто переплывал ров. — Говорит, что звать его Вонючка.

— С чего бы это? — улыбнулся Теон. — Ты всегда так пахнешь, или только что полюбился со свиньей?

— Я ни с кем не любился с той поры, как меня взяли, милорд. Вообще-то меня зовут Хеке. Я служил Бастарду из Дредфорта, пока Старки не угостили его стрелой в спину вместо свадебного подарка.

Теона это, похоже, развеселило.

— И на ком же он женился?

— На вдове Хорнвуда, милорд.

— На этой старухе? Ослеп он, что ли? У нее титьки как пустые бурдюки, сухие и сморщенные.

— Так он не ради титек ее взял, милорд.

Островитяне закрыли высокие двери в дальнем конце. С высокого сиденья Бран насчитал их около двадцати. Теон, наверное, оставил стражу у ворот и оружейни, но все равно их никак не может быть больше тридцати.

Теон вскинул руки, призывая к тишине:

— Вы все меня знаете…

— Еще бы тебя не знать, дерьма мешок! — крикнул Миккен, но лысый двинул его концом копья в живот и ударил древком в лицо. Кузнец рухнул на колени и выплюнул выбитый зуб.

— Миккен, молчи. — Бран старался говорить сурово и важно, как Робб, когда командует, но голос подвел его, и он сорвался на писк.

— Слушайся своего маленького лорда, Миккен, — сказал Теон. — У него разума побольше, чем у тебя.

Хороший лорд защищает своих людей, напомнил себе Бран и объявил:

— Я сдал Винтерфелл Теону.

— Громче, Бран. И называй меня принцем.

— Я сдал Винтерфелл принцу Теону, — повысил голос Бран. — Вы все должны делать то, что он приказывает.

— Да будь я проклят, если стану его слушаться! — взревел Миккен.

Теон сделал вид, что не слышит.

— Мой отец возложил на себя древнюю корону соли и камня и провозгласил себя королем Железных островов. По праву завоевателя он требует себе также и Север. Вы все — его подданные.

— Да пошел ты. — Миккен вытер окровавленный рот. — Я служу Старкам, а не каким-нибудь поганым спрутам… а-а… — Тупой конец копья сбил его на каменный пол.

— Известно, что у кузнеца руки сильные, а голова слабая, — заметил Теон. — Но если вы все будете служить мне столь же преданно, как Неду Старку, то найдете во мне лорда настолько великодушного, как только можете пожелать.

Миккен привстал на четвереньки, выплюнув кровь. Пожалуйста, не надо, мысленно взмолился Бран, но кузнец уже крикнул:

— Если ты думаешь, что сможешь удержать Север с твоей жалкой…

Лысый вогнал острие копья Миккену в затылок. Сталь пробила шею и вышла из горла с потоком крови. Закричала какая-то женщина, а Мира обхватила руками Рикона. «Он утонул в крови, — подумал Бран. — В собственной крови».

— Кто еще хочет высказаться? — спросил Теон Грейджой.

— Ходор-Ходор-Ходор, — завопил конюх, выпучив глаза.

— Заткните-ка этого полудурка.

Двое островитян начали бить Ходора концами копий, и он опустился на пол, прикрываясь руками.

— Я буду вам лордом не хуже, чем был Эддард Старк. — Теон поднял голос, чтобы перекрыть удары дерева по телу. — Но тот, кто предаст меня, горько пожалеет. И не думайте, что люди, которых вы видите здесь, — это все мое войско. Торрхенов Удел и Темнолесье тоже скоро будут нашими, а мой дядя, поднявшись по Соленому Копью, захватит Ров Кейлин. Пусть Робб Старк правит на Трезубце, если отобьется от Ланнистеров, — Север отныне принадлежит дому Грейджоев.

— Лорды Старка выступят против тебя, — отозвался Вонючка. — Тот боров из Белой Гавани, Амберы, Карстарки. Тебе понадобятся люди. Освободи меня — и я твой.

Теон поразмыслил немного:

— Говоришь ты лучше, чем пахнешь, но твою вонь я долго не выдержу.

— Ну что ж — если меня освободят, я и помыться могу.

— Редкого ума человек, — улыбнулся Теон. — Преклони колено.

Один из Железных Людей подал Вонючке меч, а тот положил его к ногам Теона и поклялся повиноваться дому Грейджоев и королю Бейлону. Бран не мог на это смотреть. Зеленый сон сбывался.

— Милорд Грейджой! — Оша вышла вперед, переступив через тело Миккена. — Я здесь тоже пленница. Вы были тут, когда меня взяли.

«Я думал, ты мне друг», — с болью молвил про себя Бран.

— Мне нужны бойцы, а не кухонные замарашки.

— Это Робб Старк отправил меня на кухню. Скоро год, как я скребу горшки, чищу котлы и грею солому вот для него. — Она оглянулась на Гейджа. — Я сыта этим по горло. Дайте мне снова копье.

— У меня есть для тебя копьецо, — сказал лысый, убивший Миккена, и с ухмылкой взялся за ширинку.

Оша двинула его между ног своим костлявым коленом.

— Оставь свою тряпичную висюльку при себе. — Выхватив у островитянина копье, она тупым концом сшибла его с ног. — Мне подавай дерево и железо. — Лысый скорчился на полу, а все остальные захватчики грохнули со смеху.

Теон смеялся вместе с ними.

— Ладно, сгодишься. Оставь копье при себе. Стигг найдет себе другое. Преклони колено и присягай.

Больше охотников принести присягу не нашлось, и всех отпустили с наказом исполнять свою работу и не смутьянничать. Ходору велели отнести Брана обратно в постель. Лицо у парня было все в синяках, нос распух, один глаз закрылся.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram