Битва королей читать онлайн

— Я вижу здесь надежду для нас, — подался вперед Тирион. — Если переманить Лораса Тирелла на нашу сторону, лорд Мейс Тирелл со своими знаменосцами может тоже перейти к нам. Хотя они присягнули Станнису, любви к нему они явно не питают — иначе пошли бы за ним с самого начала.

— По-твоему, нас они любят больше? — спросила Серсея.

— Едва ли. Они любили Ренли, но Ренли убит. Возможно, мы сумеем дать им вескую причину предпочесть Джоффри Станнису… если будем действовать быстро.

— Что за причину ты имеешь в виду?

— Золото — очень веский довод, — вставил Мизинец. Варис поцокал языком.

— Дорогой Петир, ведь не думаете же вы, что этих могущественных лордов и благородных рыцарей можно скупить всех разом, как цыплят на рынке?

— Приходилось ли вам последнее время бывать на наших рынках, лорд Варис? Там легче купить лорда, чем цыпленка, смею вас заверить. Лорды, конечно, кудахчут громче и воротят нос, если ты так прямо суешь им монету, но редко отказываются от подарков… земель, замков и почестей.

— Лордов помельче, может быть, и удастся перекупить, — сказал Тирион, — но только не Хайгарден.

— Это верно, — признал Мизинец. — Ключевая фигура здесь — Рыцарь Цветов. У Мейса Тирелла есть еще два старших сына, но Лорас всегда был его любимцем. Завоюете Лораса — и Хайгарден ваш.

«Да», — подумал Тирион.

— Тут, мне кажется, мы можем взять урок у покойного Ренли. И заключить с Тиреллами союз так же, как сделал он, — посредством брака.

Варис смекнул первым:

— Вы хотите поженить короля Джоффри с Маргери Тирелл.

— Да, хочу. — Молодой королеве Ренли лет пятнадцать-шестнадцать, не более… постарше Джоффри, но пара лет ничего не значит… Тирион прямо-таки смаковал эту сдобную мысль.

— Джоффри помолвлен с Сансой Старк, — возразила Серсея.

— Всякую помолвку можно расторгнуть. Какой смысл нам женить короля на дочери мертвого изменника?

— Можно обратить внимание его величества на то, — подал голос Мизинец, — что Тиреллы намного богаче Старков, а Маргери, как говорят, прелестна… к тому же созрела для брачного ложа.

— Верно. Думаю, Джоффу это придется по душе.

— Мой сын слишком юн, чтобы разбираться в подобных вещах.

— Ты так думаешь? Ему тринадцать, Серсея. Я женился в том же возрасте.

— Ты всех нас опозорил этой своей выходкой. Джоффри сделан из более благородного вещества.

— Из столь благородного, что велел сиру Боросу разорвать на Сансе платье.

— Он рассердился на нее, вот и все.

— На поваренка, который прошлым вечером пролил суп, он тоже рассердился, однако раздеть его не велел.

— С Сансой дело шло не о пролитом супе.

Верно, не о нем, а о чьих-то славных титечках. После происшествия во дворе Тирион говорил с Варисом о том, как бы устроить Джоффри визит к Катае. Авось мальчик смягчится, вкусив меда. Даже испытает благодарность, чего доброго, — а королевская благодарность Тириону отнюдь бы не помешала. Это, конечно, следует проделать тайно. Самое трудное — это разлучить Джоффа с Псом. «Этот Пес никогда не отходит далеко от хозяина, — заметил Тирион Варису, — однако спать всем надо. Равно как играть, распутничать и посещать кабаки». «Все вами перечисленное входит в обычаи Пса, если вы об этом спрашиваете», — сказал Варис. «Нет. Я спрашиваю когда». Варис с загадочной улыбкой приложил палец к щеке. «Милорд, подозрительный человек мог бы подумать, что вы хотите улучить время, когда Сандор Клиган не охраняет короля Джоффри, чтобы причинить мальчику какой-то вред». «Ну уж вы-то должны знать меня лучше, лорд Варис. Все, чего я хочу, — это чтобы Джоффри меня любил».



Евнух пообещал заняться этим делом — но у войны свои запросы, и посвящение Джоффри в мужчину придется отложить.

— Ты, конечно, знаешь своего сына лучше, чем я, — сказал Тирион Серсее, — тем не менее есть много доводов в пользу его брака с Тирелл. Возможно, только в этом случае Джоффри сумеет дожить до своей брачной ночи.

— Маленькая Старк не даст Джоффри ничего, кроме своего тела, — согласился Мизинец, — каким бы прелестным оно ни было. Маргери Тирелл принесет ему пятьдесят тысяч мечей и всю мощь Хайгардена.

— Верно. — Варис коснулся мягкой рукой рукава королевы. — У вас материнское сердце, и я знаю, что его величество любит свою маленькую подружку. Но короли должны учиться ставить нужды государства превыше своих желаний. Мне думается, это предложение должно быть сделано.

Королева освободилась от его прикосновения.

— Вы все не думали бы так, будь вы женщинами. Говорите что хотите, милорды, но Джоффри слишком горд, чтобы довольствоваться объедками Ренли. Он никогда на это не согласится.

Тирион пожал плечами:

— Через три года король достигнет совершеннолетия и тогда сможет давать или не давать свое согласие, как пожелает. Но до тех пор ты его регентша, а я его десница, и мы женим его, на ком сочтем нужным, будь то объедки или нет.

Серсея расстреляла все свои стрелы.

— Что ж, делай свое предложение, но да спасут тебя боги, если Джоффу невеста не понравится.

— Я очень рад, что мы пришли к согласию. Но кто же из нас отправится в Горький Мост? Мы должны успеть с нашим предложением, пока сир Лорас еще не остыл.

— Ты хочешь послать одного из членов совета?

— Вряд ли Рыцарь Цветов станет вести переговоры с Бронном или Шаггой, правда? Тиреллы — люди гордые.

Королева не замедлила обратить ситуацию в свою пользу:

— Сир Джаселин Байвотер благородного происхождения. Пошли его.

— Нет-нет. Нам нужен человек, способный не только пересказать наши слова и привезти обратно ответ. Наш посол должен незамедлительно уладить это дело сам, говоря от имени короля и совета.

— Голосом короля говорит десница. — При свечах зеленые глаза Серсеи сверкали, как дикий огонь. — Если мы пошлем тебя, Тирион, это будет все равно как если бы Джоффри поехал сам. Кто может быть лучше? Ты владеешь словами столь же искусно, как Джейме — мечом.

«Тебе так не терпится удалить меня из города, Серсея?»

— Ты очень добра, сестрица, но мне кажется, что мать жениха куда лучше устроит его брак, чем дядя. Притом такой дар завоевывать себе друзей с моим уж никак не сравнится.

Она сузила глаза.

— Джоффу нужно, чтобы я была рядом с ним.

— Ваше величество, милорд десница, — сказал Мизинец, — вы оба нужны королю здесь. Позвольте мне отправиться вместо вас.

— Вам? — «Какую же выгоду ты тут усмотрел для себя?» — подумал Тирион.

— Я советник короля, но не принадлежу к королевскому роду, поэтому заложник из меня незавидный. Я довольно близко сошелся с сиром Лорасом, когда он гостил при дворе, и у него не было повода невзлюбить меня. Мейс Тирелл тоже, насколько я знаю, не питает ко мне вражды, и я льщу себе тем, что переговоры вести умею.

«Похоже, он нас поймал». Тирион не доверял Петиру Бейлишу и не хотел терять его из виду, но что ему оставалось? Либо Мизинец, либо сам Тирион — а стоит ему уехать из Королевской Гавани хотя бы ненадолго, и все, чего он сумел добиться, пойдет прахом.

— Между нами и Горьким Мостом идет война, — осторожно сказал Тирион. — И можете быть уверены, что лорд Станнис отрядит собственных пастухов собрать заблудших овечек своего брата.

— Пастухов я никогда не боялся. Кто меня беспокоит, так это овцы. Но я полагаю, мне дадут эскорт.

— Могу уделить вам сотню золотых плащей.

— Пятьсот.

— Триста.

— В придачу двадцать рыцарей и столько же оруженосцев. Без рыцарской свиты Тиреллы сочтут меня ничтожеством.

И то верно.

— Согласен.

— Я возьму с собой Орясину и Боббера, которых после передам их лорду-отцу. Жест доброй воли. Пакстер Редвин нужен нам — он самый старый друг Мейса Тирелла, да и сам по себе крупная величина.

— И предатель, — нахмурилась королева. — Бор переметнулся бы к Ренли заодно с остальными, если б Редвин не знал, что его щенки поплатятся за это.

— Ренли больше нет, ваше величество, — заметил Мизинец, — и ни лорд Станнис, ни лорд Пакстер не забыли, как галеи Редвина сторожили море во время осады Штормового Предела. Отдайте близнецов, и у нас появится надежда завоевать любовь Редвина.

— Пусть Иные забирают его любовь — мне нужны его мечи и паруса, — отрезала Серсея. — А самый верный способ получить их — это оставить близнецов у себя.

— Вот что сделаем, — решил Тирион. — Вернем назад сира Хоббера, а сира Хораса оставим здесь. Полагаю, у лорда Пакстера хватит ума разгадать, что это значит.

Его предложение приняли без споров, но Мизинец еще не закончил.

— Нам понадобятся сильные и быстрые кони. Вряд ли мы сможем обеспечить себе замену из-за войны. Нужен будет также солидный запас золота — для подарков, о которых мы говорили ранее.

— Берите сколько нужно. Если город падет, Станнис так и так все заберет себе.

— Я хочу получить письменную грамоту. Документ, убеждающий Мейса Тирелла в моих полномочиях обсуждать с ним этот брак, а также другие вопросы, могущие у нас возникнуть, и принимать присягу от имени короля. Грамота должна быть подписана Джоффри и всеми членами совета, с приложением соответствующих печатей.

Тирион беспокойно поерзал на месте.

— Будь по-вашему. Это все? Напоминаю вам — от нас до Горького Моста путь неблизкий.

— Я выеду еще до рассвета, — сказал Мизинец и встал. — Надеюсь, по моему возвращении король соизволит достойно вознаградить меня за мои старания?

— Джоффри — благодарный государь, — хихикнул Варис. — Уверен, у вас не будет причин жаловаться, драгоценный мой, отважный милорд.

Королева высказалась более прямо:

— Чего вы хотите, Петир?

Мизинец с хитрой улыбкой покосился на Тириона.

— Я должен подумать — авось в голову и придет что-нибудь. — Он отвесил небрежный поклон и удалился с таким видом, словно покидал один из своих борделей.

Тирион выглянул в окно. Туман стоял такой густой, что не было видно даже крепостной стены по ту сторону двора. Сквозь серую пелену тускло светили немногочисленные огни. Скверный день для путешествия. Петиру Бейлишу не позавидуешь.

— Надо составить ему этот документ. Лорд Варис, пошлите за пергаментом и перьями. И кому-нибудь придется разбудить Джоффри.

Было по-прежнему темно и туманно, когда заседание наконец кончилось. Варис ускользнул куда-то, шаркая мягкими туфлями по полу. Ланнистеры ненадолго задержались у двери.

— Как подвигается твоя цепь, брат? — спросила королева, пока сир Престон накидывал серебряный плащ, подбитый горностаем, ей на плечи.

— Растет, звено за звеном. Мы должны благодарить богов за то, что сир Кортни Пенроз так упрям. Станнис ни за что не выступит на север, оставив невзятый Штормовой Предел у себя в тылу.

— Тирион, мы с тобой не во всем соглашаемся, но мне кажется, я ошиблась в тебе. Ты не такой дурак, как я думала. По правде говоря, ты оказал нам большую помощь, и я благодарю тебя за это. Прости меня, если я говорила с тобой резко.

— Простить? — Тирион с улыбкой пожал плечами. — Милая сестра, ты не сказала ничего такого, что требовало бы прощения.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram