Битва королей читать онлайн

— Довольно! — взревел Станнис. — Я не позволю тебе насмехаться надо мной, слышишь? Не позволю. — Он выхватил свой меч из ножен, и сталь в слабом солнечном свете вспыхнула неожиданно ярко, переливаясь красным, желтым и ослепительно белым. Воздух вокруг клинка замерцал, словно от зноя.

Лошадь Кейтилин заржала и попятилась, но Бриенна, въехав в пространство между братьями с собственным мечом в руке, крикнула Станнису:

— Убери меч!

«Серсея Ланнистер сейчас, наверно, смеется до колик», — устало подумала Кейтилин.

Станнис указал сверкающим мечом на своего брата.

— Я не лишен милосердия, — прогремел он, хотя все знали, что он лишен его напрочь, — и не хочу осквернять Светозарный братской кровью. Ради матери, родившей нас обоих, я даю тебе ночь на раздумье. Если до рассвета ты придешь ко мне со всеми своими знаменами, я оставлю тебе Штормовой Предел, твое старое место в совете и даже назначу тебя своим наследником, пока у меня не родится сын. В противном случае я тебя уничтожу.

— Станнис, — засмеялся Ренли, — меч у тебя очень красивый, спору нет, но мне думается, от его блеска у тебя повредилось зрение. Погляди через поле, братец. Видишь, сколько там знамен?

— Думаешь, эти тряпки сделают тебя королем?

— Королем меня сделают мечи Тирелла, топор Рована, палица Тарли, боевой молот Карона. Стрелы Тарта и копья Пенроза, Фоссовеи, Кью, Маллендоры, Эстермонты, Селми, Хайтауэры, Окхарты, Крейны, Касвеллы, Блэкбары, Морригоны, Бисбери, Шермеры, Дунны, Футли… даже дом Флорентов, братья и дядя твоей жены — вот кто сделает меня королем. За мной следует все рыцарство юга, и это еще самая меньшая часть моего войска. Следом идет моя пехота — сто тысяч мечей, копий и пик. И ты собираешься меня уничтожить? Каким образом, скажи на милость? Уж не с помощью ли той жалкой кучки, которую я вижу под стенами замка? Если я скажу, что у тебя их пять тысяч, я хвачу через край, — твоих тресковых лордов, луковых рыцарей и наемников. Половина из них перебежит ко мне еще до начала сражения. Мои разведчики доносят, что конницы у тебя меньше четырехсот человек — да и те вольные всадники в вареной коже, которым нипочем не устоять против рыцарей в броне и с копьями. Каким бы опытным воином ты себя ни мнил, Станнис, твое войско не выдержит первой же атаки моего авангарда.

— Там увидим, брат. — Станнис убрал меч в ножны, и всем показалось, что мир лишился части своего света. — Придет рассвет, и мы увидим.

— Надеюсь, брат, что твой новый бог милостив.

Станнис, не удостоив Ренли ответом, повернулся и поскакал прочь, но красная жрица задержалась еще на миг.

— Советую вам покаяться в своих грехах, лорд Ренли, — сказала она и последовала за Станнисом.

Кейтилин и лорд Ренли вернулись в лагерь, где его тысячи и ее горстка ждали их возвращения.

— Это было забавно, хотя большой пользы не принесло, — проронил Ренли. — Вот бы и мне такой меч! Впрочем, Лорас, несомненно, поднесет мне его в дар после битвы. Я сожалею, что до этого дошло.



— Уж очень весело выражаете вы свое сожаление, — сказала Кейтилин, чье огорчение было непритворным.

— В самом деле? Что ж, пусть так. Станнис, должен сознаться, не из тех братьев, которых любят. Как вы думаете, его сказка правдива? Если Джоффри — отродье Цареубийцы…

— …то законный наследник — ваш брат.

— Да — пока он жив. Дурацкий, впрочем, закон — вы не находите? Почему старший сын, а не тот, который лучше годится? Корона мне к лицу куда больше, чем Роберту, не говоря уж о Станнисе. Я чувствую в себе задатки великого короля — сильного, но великодушного, умного, справедливого, усердного, верного друзьям и беспощадного к врагам, однако способного прощать, терпеливого…

— И скромного? — подсказала Кейтилин.

— Нет короля без порока, миледи, — засмеялся Ренли.

Кейтилин чувствовала большую усталость. Все было напрасно. Братья Баратеоны потопят друг друга в крови, и ее сын останется с Ланнистерами один на один — а она бессильна это остановить. «Давно пора мне вернуться в Риверран и закрыть глаза отцу, — подумала она. — Это по крайней мере в моих силах. Пусть я плохая посланница, зато хорошая плакальщица, да помилуют меня боги».

Их лагерь расположился на гребне низкой каменистой гряды, идущей с севера на юг. Он был намного аккуратнее, чем широко расползшийся стан на Мандере, поскольку и людей здесь было вчетверо меньше. Узнав о нападении брата на Штормовой Предел, Ренли разделил свое войско, как и Робб у Близнецов. Свою многочисленную пехоту он оставил у Горького Моста вместе со своей молодой королевой, обозами, вьючными животными и громоздкими осадными машинами, а сам повел своих рыцарей и вольных всадников быстрым маршем на восток.

Как он похож на Роберта, даже и в этом… но у Роберта всегда был Эддард Старк, сдерживавший его бесшабашные порывы. Нед, конечно, настоял бы на том, чтобы взять с собой все войско и окружить осадную армию Станниса. Ренли же отверг этот выбор в своем упрямом стремлении поскорее сцепиться с братом. И провизия, и фураж — все осталось в нескольких дневных переходах позади с повозками, мулами и волами. Он должен вступить в бой немедля — иначе они начнут голодать.

Кейтилин, отдав лошадей Хелу Моллену, направилась вместе с Ренли к королевскому шатру в середине лагеря. В его зеленых шелковых стенах собрались капитаны и лорды-знаменосцы, чтобы узнать, чем кончились переговоры.

— Мой брат совсем не изменился, — сказал молодой король, пока Бриенна расстегивала его плащ и снимала с него корону. — Его нельзя смягчить ни учтивостью, ни замками — он хочет крови. Ну что ж, я настроен удовлетворить его желание.

— Ваше величество, я не вижу нужды давать сражение здесь, — заметил лорд Матис Рован. — В замке сильный гарнизон, основательный запас провизии, сир Кортни Пенроз — опытный командир, и не построен еще такой требюшет, который проломил бы стену Штормового Предела. Пусть лорд Станнис держит свою осаду. Ничего хорошего это ему не принесет, а пока он сидит здесь голодный, холодный и без надежды на успех, мы возьмем Королевскую Гавань.

— И дадим повод говорить, что я испугался встретиться со Станнисом лицом к лицу?

— Только дураки могут сказать такое, — возразил лорд Матис.

— А вы что скажете? — обратился Ренли к остальным.

— Я скажу, что Станнис для вас опасен, — объявил лорд Рендилл Тарли. — Если оставить его в покое, он окрепнет, в то время как наши силы после сражения уменьшатся. Ланнистеров в один день не побьешь. К тому времени, когда вы с ними разделаетесь, лорд Станнис может стать столь же сильным, как вы… или еще сильнее.

Все прочие хором выразили свое одобрение. Король явно остался доволен этим.

— Хорошо. Будем сражаться.

«Я подвела Робба, как раньше Неда», — подумала Кейтилин.

— Милорд, — сказала она Ренли. — Коль скоро вы решили дать сражение, мне здесь более нечего делать. Прошу вашего разрешения вернуться в Риверран.

— Я не разрешаю вам этого, — сказал Ренли, садясь на походный стул.

Кейтилин оцепенела.

— Я надеялась помочь вам заключить мир, милорд. Помогать вам в войне я не стану.

— Без ваших двадцати пяти человек мы уж как-нибудь обойдемся, миледи, — пожал плечами Ренли. — Я не прошу вас принимать участие в битве — я хочу лишь, чтобы вы наблюдали за ней.

— Я была в Шепчущем Лесу, милорд, и вдоволь насмотрелась на всю эту резню. Я приехала сюда как посланница…

— И как посланница уедете — только знать будете больше, чем прежде. Вы увидите своими глазами, какая участь ждет мятежников, чтобы сын ваш мог бы услышать об этом из ваших собственных уст. От опасности мы вас оградим — можете не страшиться. — И Ренли принялся отдавать распоряжения. — Вы, лорд Матис, возглавите центр, ты, Брюс, возьмешь левый фланг, а я — правый. Вы, лорд Эстермонт, будете командовать резервом.

— Я не подведу вас, ваше величество, — заверил Эстермонт.

— А кто поведет авангард? — спросил Рован.

— Ваше величество, — сказал сир Джон Фоссовей, — прошу доверить эту честь мне.

— Проси сколько хочешь, — отозвался сир Гюйард Зеленый, — но по правилам первый удар должен нанести один из семерых.

— Чтобы атаковать стену из щитов, красивого плаща мало, — заметил Рендилл Тарли. — Я командовал авангардом Мейса Тирелла, когда ты еще титьку сосал, Гюйард.

В шатре поднялся шум — каждый отстаивал свое право. Летние рыцари, подумала Кейтилин.

— Довольно, милорды, — поднял руку Ренли. — Будь у меня дюжина авангардов, вы все получили бы по одному, но эта честь по праву принадлежит лучшему из рыцарей. Первый удар нанесет сир Лорас.

— С великой радостью, ваше величество. — Рыцарь Цветов преклонил колени перед королем. — Благословите меня и дайте мне рыцаря, который поскачет около меня с вашим знаменем. Пусть олень и роза идут в бой бок о бок.

Ренли посмотрел вокруг себя.

— Бриенна!

— Ваше величество. — Бриенна осталась в своих синих доспехах, только шлем сняла. В битком набитом шатре было жарко, и жидкие желтые волосы, намокшие от пота, прилипли к ее широкому некрасивому лицу. — Мое место рядом с вами. Я поклялась быть вашим щитом…

— Одним из семерых, — напомнил король. — Не опасайтесь — в бою меня будут сопровождать четверо ваших собратьев.

Бриенна упала на колени.

— Если уж я должна расстаться с вашим величеством, позвольте хотя бы облачить вас в доспехи перед битвой.

Кейтилин услышала чей-то смешок у себя за спиной. Она его любит, бедняжка. Как это грустно. Она предлагает ему услуги оруженосца, лишь бы дотронуться до него, и ей все равно, что другие считают ее дурой.

— Хорошо, — сказал Ренли. — А теперь прошу всех оставить меня. Даже короли должны отдыхать перед боем.

— Милорд, — сказала Кейтилин, — в последней деревне, которую мы проезжали, есть маленькая септа. Если вы не разрешаете мне уехать в Риверран, позвольте съездить туда и помолиться.

— Как вам будет угодно. Сир Робар, дайте леди Старк эскорт, чтобы проводить ее до септы… и позаботьтесь, чтобы перед рассветом она вернулась к нам.

— Вам тоже не мешало бы помолиться, — заметила Кейтилин.

— За победу?

— За ниспослание мудрости.

— Останься, Лорас, и помолись со мной, — засмеялся Ренли. — Я так давно этого не делал, что уж и позабыл, как надо. Остальные к рассвету должны быть на местах в доспехах, при оружии и конные. Это утро запомнится Станнису надолго.

Когда Кейтилин вышла из шатра, уже смеркалось. Сир Робар Ройс шел рядом с ней. Она знала его не слишком хорошо — один из сыновей Бронзового Джона, красивый на свой грубоватый лад, довольно известный турнирный боец. Ренли пожаловал ему радужный плащ и кроваво-красные доспехи, сделав его одним из семерых своих гвардейцев.

— Далеко же вы заехали от Долины, сир, — заметила она.

— Как и вы от Винтерфелла, миледи.

— Я знаю, что меня сюда привело, ну а вы? Это не ваша битва — не больше, чем моя.

— Эта битва стала моей, когда Ренли стал моим королем.

— Ройсы — знаменосцы дома Арренов.

— Мой лорд-отец обязан верностью леди Лизе, как и его наследник. Второй сын ищет славы там, где может. А турниры человеку со временем надоедают.

Ему наверняка не больше двадцати одного года — ровесник королю… но ее король, ее Робб, в свои пятнадцать умнее, чем этот юноша. По крайней мере Кейтилин хотелось в это верить.

В отведенном им уголке лагеря Шадд крошил морковку в котелок, Хел Моллен играл в кости с тремя своими винтерфеллцами, Люкас Блэквуд точил кинжал.

— Леди Старк, — сказал он, увидев ее, — Моллен говорит, что на рассвете будет бой.

— Это правда, — ответила она. (Экий длинный язык у этого Хела.)

— Ну и что же — будем биться или убежим?

— Мы будем молиться, Люкас. Молиться.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram