Битва королей читать онлайн

— Ради моего отца! Я уеду из города, и все забудется! Клянусь, я покончу…

Тириону трудно было удержаться от смеха.

— Да нет, не стоит.

— Милорд? — растерялся юноша.

— Ты говоришь, мой отец приказал тебе слушаться Серсеи? Вот и слушайся. Будь рядом с ней, не выходи у нее из доверия, доставляй ей удовольствие всякий раз, как она того пожелает. Никто ничего не узнает… пока будешь слушаться и меня тоже. Я хочу знать, что Серсея делает, куда она ходит, с кем видится, о чем они говорят, какие она строит планы, — все. Ты ведь будешь рассказывать мне об этом, правда?

— Да, милорд, — ответил Лансель не колеблясь. Тириону это понравилось. — Клянусь — я сделаю все, что вы прикажете.

— Встань. — Тирион наполнил второй кубок и дал кузену. — Выпей за наше понимание. Пей — в замке, насколько я знаю, вепрей не водится. — Лансель взял кубок и выпил, как неживой. — Улыбнись же, кузен. Сестра моя — красивая женщина, и ты делаешь это для блага государства. И с выгодой для себя. Рыцарство — это пустяки. Если будешь умницей, я сделаю тебя лордом. — Тирион качнул своим кубком. — Серсея должна верить в тебя нерушимо. Ступай к ней и скажи, что я прошу у нее прощения. Скажи, что ты меня напугал, что я не хочу с ней ссориться и отныне ничего не сделаю без ее согласия.

— Но как же…

— О, Пицеля я ей отдам.

— Отдадите?

— Я освобожу его завтра, — улыбнулся Тирион. — Я мог бы поклясться, что не тронул даже волоска на его голове, но это было бы не совсем правдиво. Во всяком случае, он почти не пострадал, хотя не поручусь за его бодрость. Каменные мешки — не слишком здоровое место для человека его лет. Серсея может оставить его при себе вместо собачки или отправить на Стену — мне все равно, лишь бы в совете его не было.

— А сир Джаселин?

— Скажи сестре, что со временем надеешься переманить его от меня. Это должно удовлетворить ее на какой-то срок.

— Как прикажете, — сказал Лансель и допил вино.

— И еще. Короля Роберта больше нет, и было бы нежелательно, если бы его скорбящая вдова вдруг забрюхатела.

— Милорд, я… мы… королева велела, чтобы я… — Уши у парня стали красными, как знамя Ланнистеров. — Я изливаю свою влагу ей на живот, милорд.

— Прелестный животик, не сомневаюсь. Орошай его сколько душе угодно… но смотри, чтобы твоя роса не пролилась мимо. Больше племянников мне не надобно — ясно?

Сир Лансель отвесил испуганный поклон и удалился.

На миг Тирион позволил себе пожалеть его. «Еще один дурачок, и слабенький к тому же, — но он не заслужил того, что я и Серсея с ним проделываем. Счастье, что у дяди Кивана есть еще два сына — этот едва ли протянет до конца года. Серсея убьет его на месте, если узнает, что он ее предал, и если даже она по милости богов этого не узнает, Лансель все равно не переживет того дня, когда Джейме вернется в Королевскую Гавань. Вопрос только в том, зарубит его Джейме в припадке ревности или Серсея прикончит его первая, чтобы оставить Джейме в неведении». Тирион ставил на Серсею.



Его обуяло беспокойство, и он понимал, что больше уже не уснет. Во всяком случае, здесь. Подрик Пейн спал на стуле за дверью горницы, и Тирион тряхнул его за плечо.

— Позови Бронна, а потом беги на конюшню и вели оседлать двух лошадей.

— Лошадей? — пробормотал сонный оруженосец.

— Ну да. Таких больших четвероногих тварей, которые любят яблоки. Ты их уже видел, я уверен. Но сначала Бронна.

Наемник не заставил себя ждать.

— Кто напрудил тебе в суп? — осведомился он.

— Серсея, кто же еще. Мне пора бы уже привыкнуть к этому вкусу. Моя дражайшая сестрица, похоже, принимает меня за Неда Старка.

— Я слыхал, он был выше ростом.

— Только не после того, как Джефф снял с него голову. Надо было тебе одеться потеплее — ночь холодная.

— Мы что, куда-то едем?

— Блестящий ум. Наемники все такие?

На улицах было опасно, но с Бронном Тирион не слишком боялся за себя. Стража выпустила их через калитку в северной стене, и они поехали по Дороге Тени вокруг холма Эйегона, а потом свернули в Свиной переулок, где стояли высокие дома с выбитыми окнами, чьи верхние этажи выдавались так далеко вперед, что почти соприкасались с противоположными. Луна бежала за всадниками, прячась за дымовые трубы. На всем пути им встретилась только старуха, тащившая за хвост дохлую кошку. Она с опаской посмотрела на них, словно боясь, что они отнимут у нее добычу, и молча шмыгнула во тьму.

Тирион размышлял о тех, кто был десницей до него и не сумел противостоять сестриному коварству. Да и где им! Чересчур честные, чтобы жить, чересчур благородные, чтобы срать. Серсея таких каждый день на завтрак ест. Единственный способ победить сестру — это играть по ее правилам, а на это лорды Старк и Аррен никогда бы не пошли. Не диво, что они оба мертвы, — а вот Тирион Ланнистер никогда еще не чувствовал себя более живым. Короткие ноги сделали бы его смешным на балу в праздник урожая, но этот танец он знает как никто.

Бордель, несмотря на поздний час, был полнехонек. Катая встретила их радушно и проводила в зал. Бронн отправился наверх с темноглазой девицей из Дорна, но Алаяйя была занята.

— Она будет вам рада, — сказала Катая. — Я распоряжусь, чтобы приготовили комнату в башне. Не хочет ли милорд тем временем выпить вина?

— Охотно.

Напиток был неважнецкий по сравнению с винами из Бора, которые подавались в этом доме прежде.

— Вы уж простите нас, милорд, — сказала Катая. — Хорошее вино теперь ни за какие деньги не купишь.

— Это ты верно говоришь.

Катая, посидев с ним немного, извинилась и ушла. «Красивая баба, — подумал Тирион, проводив ее взглядом. — Такое достоинство и грацию у шлюхи редко встретишь. Хотя она себя, конечно, считает скорее жрицей. В этом-то, пожалуй, и весь секрет. Не столь уж важно, что мы делаем, — важно как». Эта мысль почему-то успокоила его.

Другие посетители поглядывали на него искоса. В последний раз, когда он выезжал в город, один человек плюнул на него… вернее, попытался. Плевок вместо него попал на Бронна — впредь тот малый будет плеваться без зубов.

— Милорду одиноко? Его никто не любит? — Данси скользнула ему на колени и куснула за ухо. — У меня есть лекарство от этого.

Тирион с улыбкой покачал головой:

— Ты просто прелесть, милочка, но я уже привык к лекарству Алаяйи.

— Потому что мое не пробовали. Вы всегда выбираете одну только Яйю. Она, конечно, хороша, но я лучше — хотите удостовериться?

— Может быть, в следующий раз. — Тирион не сомневался, что с Данси он не соскучится. Этакая курносая попрыгунья, конопатенькая и с рыжей гривой ниже пояса. Но его ждет Шая.

Данси, хихикая, пощупала его между ног.

— А вот он не хочет ждать до следующего раза. Спорить могу, он хочет выскочить и пересчитать все мои веснушки.

— Данси. — Алаяйя появилась на пороге, черная и веющая холодом, в прозрачных зеленых шелках. — Его милость пришел ко мне.

Тирион мягко освободился из объятий другой и встал. Данси не стала возражать.

— В следующий раз, — напомнила она, сунув в рот палец.

— Бедная Данси, — сказала темнокожая девушка, поднимаясь с Тирионом по лестнице. — У нее осталось две недели, чтобы залучить к себе милорда, — иначе она проиграет свой черный жемчуг Мареи.

Тирион видел эту Мареи пару раз — бледная, сдержанная, деликатная. Зеленые глаза, фарфоровая кожа, длинные, прямые, серебристые волосы — очень красивая, но уж слишком серьезная.

— Мне будет жаль, если бедное дитя проиграет из-за меня.

— Ну так пойдите с ней в следующий раз.

— Может, и пойду.

— Я вам не верю, милорд, — улыбнулась Алаяйя.

«Да, она права. Пусть Шая всего лишь шлюха, я верен ей по-своему».

В башенке он, открыв шкаф, с любопытством взглянул на Алаяйю.

— А что ты делаешь, пока меня нет?

Она потянулась всем телом, как гибкая черная кошечка.

— Сплю. У меня стало куда больше отдыха, когда вы начали ходить к нам, милорд. Мареи учит нас читать — может быть, скоро я смогу коротать время с книгой.

— Сон — это хорошо. А книги еще лучше. — Тирион чмокнул ее в щеку и спустился в подземный ход.

Выехав из конюшни на своем лысом мерине, он услышал плывущие над крышами звуки музыки. Приятно было, что люди еще способны петь посреди всей этой бойни и голода. Знакомые ноты напомнили ему Тишу — так она пела ему полжизни назад. Он остановился послушать. Мотив был не тот, а слов за дальностью он не разбирал. Нет, это другая песня — оно и понятно. Его милая Тиша лгала ему с начала и до конца — она была обыкновенная шлюха, нанятая его братом Джейме, чтобы сделать Тириона мужчиной.

«Теперь я освободился от нее, — думал он. — Полжизни она преследовала меня, но теперь я не нуждаюсь в ней больше — точно так же, как в Алаяйе, Данси, Мареи и всех прочих, с которыми переспал за эти годы. Теперь у меня есть Шая. Шая».

Ворота ее дома были наглухо заперты. Тирион стучал, пока в них не открылся резной бронзовый глаз.

— Это я. — Человек, впустивший его, был одной из лучших находок Вариса — браавосский головорез с заячьей губой и бельмом на глазу. Тирион не желал, чтобы Шаю охраняли красивые молодые парни. «Подбери мне старых, безобразных, изуродованных, а всего лучше страдающих бессилием, — сказал он евнуху. — Таких, что предпочитают мальчиков — или овец, если на то пошло». Любителей овец Варис не нашел, зато сыскал евнуха-душителя и пару дурно пахнущих иббенессцев, любивших свои топоры не меньше, чем друг друга. Остальные, один другого страшнее, могли бы украсить любую тюрьму. Когда Варис провел их перед ним, Тирион испугался даже, не слишком ли далеко он зашел, но Шая не произнесла ни слова жалобы. Да и с чего бы? «На меня-то она не жалуется, а я страшнее всех ее стражников, вместе взятых. Может, она уже и не замечает чужого уродства».

Но он и теперь предпочел бы, чтобы Шаю охраняли его горцы — Черноухие Чиллы или Лунные Братья. Он полагался на их железную преданность и чувство чести больше, чем на корыстных наемников. Однако риск был слишком велик. Вся Королевская Гавань знала, что дикари служат ему. Если он пошлет сюда Черноухих, весь город рано или поздно узнает, что десница короля содержит наложницу.

Один из иббенессцев принял у него коня.

— Ты уже разбудил ее? — спросил Тирион.

— Нет, милорд.

— Хорошо.

Очаг в спальне прогорел до углей, но тепло еще держалось. Шая, сбросив во сне одеяло и простыни, лежала на перине нагая, и тусклый свет очага обрисовывал мягкие округлости ее молодого тела. Тирион стоял в дверях и упивался ее видом. «Она моложе Мареи, милее Данси, красивее Алаяйи — она все, что мне нужно, и больше того. Как может шлюха казаться такой чистой и невинной?»

Он не хотел ее беспокоить, но один ее вид привел его в полную готовность. Он сбросил одежду на пол, забрался в постель, тихонько раздвинул ей ноги и поцеловал ее там. Шая пробормотала что-то во сне. Он поцеловал еще раз и стал лизать ее тайную сладость, пока его борода и ее лоно не увлажнились. Она тихо застонала и вздрогнула — тогда он лег сверху, вошел в нее и почти сразу взорвался.

Она открыла глаза и с улыбкой погладила его по голове.

— Какой сладкий сон мне приснился, милорд.

Тирион куснул ее маленький твердый сосок и положил голову ей на плечо. Он не ушел из нее — он хотел бы никогда из нее не уходить.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram