Битва королей читать онлайн

— Для этого доброта не требуется, — нахмурился рыцарь. — Узурпатор убьет вас, это ясно как день. — Мормонт заправил большие пальцы за пояс. — Мое место здесь, рядом с вами.

— Меня постережет Чхого. Ты знаешь больше языков, чем мои кровные всадники, притом дотракийцы не доверяют морю и тем, кто плавает по нему. Эту услугу оказать мне можешь только ты. Походи между кораблей, поговори с матросами, узнай, откуда они пришли и куда следуют и что за люди командуют ими.

— Хорошо, моя королева, — неохотно кивнул рыцарь.

Когда мужчины разошлись, служанки сняли с Дени запылившуюся в пути одежду, и она прошла к мраморному бассейну в тени портика. Вода была восхитительно прохладна, и в ней плавали крошечные золотые рыбки — они легонько пощипывали кожу, заставляя Дени хихикать. Как хорошо было нежиться, закрыв глаза, и знать, что она может отдыхать, сколько ей вздумается. Есть ли в Красном Замке Эйегона такой бассейн и такие сады, благоухающие лавандой и мятой? Должны быть. Визерис всегда говорил, что Семь Королевств — самое прекрасное место на свете.

Мысль о доме нарушила ее покой. Будь ее солнце и звезды жив, он переправился бы со своим кхаласаром через злые воды и разбил бы ее врагов, но его сила ушла из мира. У нее есть кровные всадники — они посвятили ей свою жизнь и умеют убивать, но лишь так, как это заведено у табунщиков. Дотракийцы грабят города и разоряют королевства, но править ими не могут. Дени не желала превращать Семь Королевств в выжженную пустыню, полную неспокойных духов. Довольно она видела слез. «Я хочу, чтобы мое королевство было прекрасным, чтобы в нем жили веселые дородные люди, красивые девушки и беззаботные дети. Хочу, чтобы люди улыбались, когда я проезжаю мимо, как, по словам Визериса, улыбались моему отцу».

Но для этого она должна одержать победу.

«Узурпатор убьет вас, это ясно как день», — сказал Мормонт. Роберт убил ее отважного брата Рейегара, а один из его приспешников переплыл Узкое море и пересек дотракийские степи, чтобы убить ее вместе с сыном, которого она носила. Говорят, Роберт Баратеон силен как бык, бесстрашен в бою и любит войну больше всего на свете. На его стороне могучие лорды, которых Визерис называл псами узурпатора, — Эддард Старк с холодными глазами и ледяным сердцем и золотые Ланнистеры, отец и сын, богатые, всесильные и вероломные.

Может ли она надеяться победить их? Когда был жив кхал Дрого, люди дрожали перед ним и задаривали его, чтобы отвратить от себя его гнев. У тех, кто не делал этого, он отнимал их города, богатства и жен. Но его кхаласар был огромен, а ее — ничтожно мал. Ее люди пересекли вместе с ней красную пустыню, следуя за кометой, и последуют за ней через злые воды, но их будет недостаточно. Даже драконы не помогут. Визерис верил, что вся страна поднимется на защиту своего законного короля… но Визерис был глупец и верил в глупые вещи.



От этих сомнений Дени бросило в дрожь. Вода вдруг показалась ей холодной, покусывание рыбок стало раздражать. Она встала и вышла из бассейна, кликнув Ирри и Чхику.

Служанки вытерли ее, завернули в халат из песочного шелка, и мысли Дени вернулись к тем троим, что приехали к ней в Город Костей. «Кровавая Звезда привела меня в Кварт не напрасно. Здесь я найду то, что ищу, если у меня достанет силы взять то, что мне предлагают, и мудрости, чтобы избегнуть ловушек. Если боги хотят моей победы, они не оставят меня и пошлют мне знак, если же нет…»

Близился вечер, и Дени кормила драконов, когда Ирри, раздвинув шелковый занавес, сказала, что сир Джорах вернулся из гавани… и не один.

— Впусти их, кого бы он ни привел, — сказала охваченная любопытством Дени.

Когда они вошли, она расположилась на груде подушек, окруженная своими драконами. Человек, пришедший с рыцарем, был одет в плащ из зеленых и желтых перьев, а сам черен, как смола.

— Ваше величество, — сказал Мормонт, — позвольте представить вам Квухуру Мо, капитана «Пряного ветра» из города Высокодрева.

Чернокожий преклонил колени.

— Великая честь для меня, королева, — сказал он не на языке Летних островов, которого Дени не знала, а на беглом валирийском Девяти Вольных Городов.

— Взаимно, Квухуру Мо, — ответила ему Дени на том же языке. — Ты приплыл сюда с Летних островов?

— Это так, ваше величество, но прежде, с полгода тому назад, мы заходили в Старомест — и я привез вам оттуда чудесный подарок.

— Подарок?

— Да. Чудесную новость. Матерь Драконов, Бурерожденная, да будет тебе известно, что Роберт Баратеон мертв.

Над Квартом опускались сумерки, но в душе у Дени взошло солнце.

— Мертв! — повторила она. Черный Дрогон у нее на коленях зашипел, и бледный дымок окутал ее лицо, как вуаль. — Ты уверен? Узурпатор мертв?

— Так говорят в Староместе, и в Дорне, и в Лиссе, и во всех других портах, куда мы заходили.

«Он прислал мне отравленное вино — но я жива, а он умер».

— Какая смерть постигла его? — Белый Визерион у нее на плече захлопал кремовыми крыльями, всколыхнув воздух.

— Он был растерзан чудовищным вепрем, охотясь в своем королевском лесу, — так я слышал в Староместе. В других местах говорят, что его погубила королева, либо его брат, либо лорд Старк, который был его десницей. Но все истории сводятся к одному: король Роберт умер и лежит в могиле.

Дени никогда не видела узурпатора в лицо, но дня не проходило, чтобы она о нем не думала. Его тень легла на нее с самого ее рождения, с того часа, когда она под вой бури явилась в мир, где ей не было места. А теперь чернокожий мореход убрал эту тень.

— На Железном Троне теперь сидит мальчик, — сказал сир Джорах.

— Да, король Джоффри царствует, — подтвердил Квухуру Мо, — но правят за него Ланнистеры. Братья Роберта бежали из Королевской Гавани. Говорят, они намерены бороться за корону. А десница, лорд Старк, друг короля Роберта, схвачен за измену.

— Нед Старк — изменник? — фыркнул сир Джорах. — Вранье. Скорее Долгое Лето настанет вновь, чем этот молодчик запятнает свою драгоценную честь.

— О какой чести может идти речь? — сказала Дени. — Он предал своего короля, как и Ланнистеры. — Ей приятно было услышать, что псы узурпатора передрались между собой, и она этому нисколько не удивилась. То же самое произошло, когда умер Дрого и его большой кхаласар распался на части. — Мой брат Визерис, который был истинным королем, тоже умер, — сказала она капитану с Летних островов. — Кхал Дрого, мой лорд-муж, убил его, увенчав короной из расплавленного золота. — (Быть может, брат вел бы себя умнее, если бы знал, что возмездие, о котором он молился, свершится так скоро.)

— Я соболезную твоему горю, Матерь Драконов, — и несчастному Вестеросу, лишенному истинного короля.

Зеленый Рейегаль под ласковой рукой Дени уставился на гостя глазами из жидкого золота и оскалил зубы, блестящие, как черные иглы.

— Когда твой корабль опять придет в Вестерос, капитан?

— Боюсь, не раньше, чем через год. «Пряный ветер» отплывает на восток, чтобы совершить круг по Яшмовому морю.

— Вот как, — молвила разочарованная Дени. — Ну что ж, попутного тебе ветра и удачной торговли. Ты принес мне бесценный дар.

— Ты вознаградила меня с лихвой, о великая королева.

— Как так? — удивилась она.

— Я видел драконов, — с блеском в глазах ответил он.

— Надеюсь, не в последний раз, — засмеялась Дени. — Приезжай ко мне в Королевскую Гавань, когда я взойду на отцовский трон, и я вознагражу тебя по-настоящему.

Чернокожий пообещал, что приедет, поцеловал ее пальцы и удалился. Чхику пошла проводить его, но сир Джорах остался.

— Кхалиси, — сказал он, — на вашем месте я не стал бы столь откровенно говорить о своих планах. Этот человек будет сеять слухи повсюду.

— Пусть его. Пусть целый мир знает о моих намерениях. Узурпатор мертв — что мне за дело?

— Не всем моряцким байкам можно верить — и даже если Роберт на самом деле умер, страной теперь правит его сын. Его смерть, в сущности, ничего не меняет.

— Она меняет все! — Дени резко поднялась на ноги, и драконы, завопив, растопырили крылья. Дрогон взлетел на карниз, двое других поскакали по полу, скребя концами крыльев по мрамору. — Прежде Семь Королевств были как кхаласар моего Дрого, спаявшего своей волей сто тысяч человек. Теперь государство распалось, как кхаласар после смерти моего кхала.

— Знатные лорды всегда дрались между собой. Скажите мне, кто из них победил, и я скажу вам, что это значит. Кхалиси, Семь Королевств не упадут вам в руки, как спелые персики с ветки. Вам понадобится флот, армия, золото, союзники…

— Все это я знаю. — Она взяла его руки в свои и заглянула в его темные настороженные глаза. «Порой он смотрит на меня как на ребенка, которого должен защищать, порой как на женщину, с которой хотел бы лечь в постель, но видит ли он во мне по-настоящему свою королеву?» — Я уже не та испуганная девочка, которую ты встретил в Пентосе. Да, у меня за плечами всего пятнадцать именин… но я стара, как старухи из дош кхалина, и юна, как мои драконы. Я родила ребенка, схоронила кхала, я пересекла красную пустыню и Дотракийское море. Во мне течет кровь дракона.

— В вашем брате она тоже текла, — упрямо сказал Мормонт.

— Я не Визерис.

— Это верно. В вас, пожалуй, больше от Рейегара, но даже Рейегар дал себя убить. Роберт уложил его на Трезубец своим боевым молотом — всего лишь. Даже драконы смертны.

— Драконы смертны. — Она приподнялась на цыпочки и поцеловала его в небритую щеку. — Но смертны и те, кто их убивает.

Бран

Мира настороженно описала круг. В левой ее руке болталась сетка, в правой она держала тонкий трезубец. Лето следил за ней своими золотистыми глазами, высоко держа неподвижный хвост.

— Йай! — крикнула девушка и сделала выпад острогой. Волк метнулся влево и прыгнул. Мира метнула сеть — та развернулась в воздухе, и волк угодил прямо в нее. Опутанный ею, он рухнул Мире на грудь и повалил ее на спину, выбив острогу у нее из руки. Влажная трава смягчила удар, но воздух с шумом вырвался у Миры из легких.

— Ты проиграла! — возликовал Бран.

— Нет, выиграла, — сказал ее брат Жойен. — Ведь Лето попался.

И правда — волк рычал и барахтался в сети, пытаясь ее разорвать, но только еще хуже запутывался. Прогрызть сеть он тоже не мог.

— Выпусти его.

Мира, смеясь, обхватила пленного волка руками и покатилась с ним по траве. Лето жалобно заскулил, дрыгая лапами. Мира стала на колени, распутала там, дернула здесь, и волк внезапно освободился.

Бран распростер руки.

— Лето, ко мне. Осторожно! — Но волк уже врезался в него. Они упали, сцепившись, и стали возиться — один рычал, другой смеялся. В конце концов Бран оказался наверху, а волк, весь перемазанный в грязи, под ним. — Хороший зверь, — выдохнул мальчик, и Лето лизнул его в ухо.

Мира покачала головой:

— Он совсем никогда не злится?

— На меня — нет. — Бран сгреб волка за уши, и тот свирепо лязгнул зубами, но это была только игра. — Иногда он рвет мне одежду, но до крови ни разу не укусил.

— Тебя-то нет, но если б он проскочил мимо моей сети…

— Тебя бы он тоже не тронул. Он знает, что ты мне нравишься. — Все прочие лорды и рыцари разъехались после праздника урожая, но Риды остались и сделались постоянными спутниками Брана. Жойен был так серьезен, что старая Нэн прозвала его маленьким дедушкой, но Мира напоминала Брану его сестру Арью — она не боялась испачкаться, а бегать, драться и кидать камни умела не хуже мальчика. Правда, она старше Арьи — ей почти шестнадцать, и она взрослая женщина. Они оба старше Брана, хотя его девятые именины наконец-то миновали, но никогда не обращаются с ним, как с ребенком.

— Лучше бы вы были нашими воспитанниками вместо Уолдеров. — Бран пополз к ближайшему дереву. Это было неприглядное зрелище, но когда Мира хотела поднять его, он сказал: — Нет, не надо мне помогать. — Он извернулся, опираясь на руки, и привалился спиной к стволу высокого ясеня. — Вот видишь? — Лето растянулся рядом, положив голову ему на колени. — Никогда не видел раньше, как сражаются с помощью сети, — сказал Бран Мире, почесывая волка за ушами. — Это ваш мастер над оружием тебя научил?

— Нет, отец. У нас в Сероводье нет ни рыцарей, ни мастера над оружием, ни мейстера.

— А кто же занимается вашими воронами?

— Почтовые вороны не могут найти Сероводье, — улыбнулась она, — и враги тоже.

— Почему?


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram