Битва королей читать онлайн

— Теперь жена. — Она приложила руку к животу, пятясь от волка, и в расстройстве упала на колени перед сломанной клеткой. — Вот тебе и развела кроликов. Овец-то у нас не осталось.

— Дозор возместит вам ущерб. — Своих денег у Джона не было, а то он заплатил бы… хотя вряд ли несколько медяков или даже серебро пригодятся ей здесь, за Стеной. — Завтра я поговорю с лордом Мормонтом.

Она вытерла руки о подол.

— Милорд…

— Я не лорд.

Но вокруг уже собрались другие, привлеченные женским криком и треском дерева.

— Не верь ему, девушка, — крикнул Ларк Сестринец, известный своим подлым нравом. — Это сам лорд Сноу.

— Бастард из Винтерфелла и брат короля, — ухмыльнулся Четт, бросивший своих собак, чтобы поглядеть, что стряслось.

— А волк-то глаз с тебя не спускает, девушка, — не унимался Ларк. — Зарится, должно, на лакомый кусочек у тебя в животе.

— Не пугай ее, — рассердился Джон.

— Он не пугает, а предупреждает. — Ухмылка у Четта была такая же мерзкая, как и чирьи, усеивающие его рожу.

— Нам нельзя говорить с вами, — спохватилась женщина.

— Погоди, — сказал Джон, но она уже убежала.

Ларк хотел сцапать второго кролика, но Призрак его опередил. Он оскалил зубы, и Сестринец шлепнулся тощей задницей в грязь под смех остальных. Волк взял кролика в пасть и принес Джону.

— Незачем было пугать девчонку, — укорил Джон.

— Ты нас не учи, бастард. — Четт винил Джона за то, что потерял свое теплое местечко около мейстера Эйемона, — и, в общем, был прав. Если бы Джон не пошел к Эйемону просить за Сэма Тарли, Четт и теперь ходил бы за стариком, а не возился бы со сворой злобных охотничьих псов. — Любимчик лорда-командующего еще не сам лорд-командующий… и ты не был бы таким смелым, не будь рядом твоего зверя.

— Я не стану драться с братом, пока мы за Стеной, — ответил Джон спокойно, хотя внутри у него все кипело.

Ларк припал на одно колено:

— Он тебя боится, Четт. У нас на Трех Сестрах есть хорошее словечко для таких, как он.

— Все словечки я знаю без тебя. Побереги дыхание. — Джон ушел вместе с Призраком. Когда они дошли до ворот, дождь сменился мелкой моросью. Скоро стемнеет, и настанет еще одна мокрая пакостная ночь. Тучи скроют луну, звезды и Факел Мормонта, и в лесу станет черным-черно. Даже отлучка за нуждой будет приключением — хотя и непохожим на то, что когда-то воображал себе Джон Сноу.

Разведчики нашли под деревьями достаточно сухого валежника, чтобы развести за наклонной скалой костер. Они поставили палатки или устроили шалаши, набросив плащи на нижние ветви. Великан забился в дупло сухого дуба.

— Как тебе мой замок, лорд Сноу?

— Похоже, там уютно. Не знаешь, где Сэм?

— Иди как шел. Палатка сира Оттина — это самый край. Если, конечно, Сэм тоже не сидит в дупле — недурственное это должно быть дуплецо.

В конце концов Сэма нашел Призрак, рванувшись вперед, как стрела из арбалета. Сэм кормил воронов под валунами, немного защищавшими от дождя. В сапогах у него хлюпало.



— Промочил ноги насквозь, — пожаловался он. — Слез с лошади и провалился по колено в какую-то яму.

— Снимай сапоги и сушись. Я наберу хвороста. Если под скалой не слишком мокро, запалим костер — и попируем. — Джон показал Сэму кролика.

— Ты разве не будешь прислуживать лорду Мормонту?

— Нет, а вот ты скоро к нему отправишься. Старый Медведь хочет, чтобы ты нарисовал для него карту. Крастер обещал навести нас на Манса-Разбойника.

— А-а. — Сэм явно не стремился повидаться с Крастером, даже у теплого очага.

— Но Мормонт сказал, чтобы ты сначала поел. Давай разувайся. — Джон стал собирать валежник, роясь под палыми листьями и отколупывая слои слежавшейся мокрой хвои. Но даже когда он отыскал подходящую растопку, огонь не занимался целую вечность. Преуспев наконец, Джон повесил на скалу плащ, чтобы защитить дымный костерок от влаги, и у них получилось уютное убежище.

Он принялся обдирать кролика, а Сэм стянул сапоги.

— По-моему, у меня уже мох пророс между пальцами, — сказал он жалобно, шевеля ими. — Кролик — это хорошо. Меня даже кровь не пугает… — Он отвел глаза. — Ну, разве что чуть-чуть.

Джон насадил тушку на прутик и пристроил его на двух камнях над огнем. Кролик был тощий, но запах от него шел восхитительный. Другие разведчики поглядывали на них с завистью, а Призрак жадно принюхивался с огоньком в красных глазах.

— Ты своего уже съел, — напомнил ему Джон.

— Крастер правда такой дикарь, как о нем говорят? — спросил Сэм. Кролик немного не дожарился, но от этого был не менее вкусен. — Какой у него замок?

— Навозная куча с крышей и ямой вместо очага. — И Джон рассказал Сэму обо всем, что видел и слышал во Дворце Крастера.

К тому времени стало темно, и Сэм облизал пальцы.

— Вкусно было, но теперь мне захотелось съесть баранью ногу. Чтоб вся нога мне одному, с подливкой из мяты, меда и гвоздики. Ты там барашков не видал?

— Загон есть, но он пустой.

— Чем же он кормит своих людей?

— Всех людей там — это Крастер, его женщины и малолетние девчушки. Не знаю, как он ухитряется оборонять свои владения. Единственное его укрепление — земляной вал. Давай-ка иди рисуй свою карту. Дорогу найдешь?

— Если только в грязь не шлепнусь. — Сэм снова натянул сапоги, взял перо и пергамент и ушел в ночь. Дождь стучал по его плащу и обвислой шляпе.

Призрак, положив голову на лапы, задремал у огня. Джон вытянулся рядом с ним, благодарный за этот островок тепла. Было по-прежнему холодно и мокро, но уже не так, как раньше. «Возможно, Старый Медведь узнает что-нибудь, что наведет нас на след дяди Бенджена».

Проснувшись, он увидел в холодном утреннем воздухе облачко собственного дыхания. Он шевельнулся, и кости у него заныли. Призрак ушел, костер догорел. Джон сдернул плащ со скалы — тот застыл и не гнулся. Джон залез под него, встал и увидел вокруг кристальный лес.

Бледно-розовый свет зари сверкал на ветках, листьях и камнях. Каждая травинка превратилась в изумруд, каждая капля воды — в алмаз. Цветы и грибы остекленели. Даже грязные лужи переливались, как бархатные. Черные палатки Дозора среди сверкающей зелени тоже оделись тонкой ледяной броней.

Значит, за Стеной все-таки есть волшебство? Джон подумал о своих сестрах — возможно, потому, что ночью они ему снились. Санса сказала бы, что здесь чудесно, и слезы бы навернулись ей на глаза, Арья же смеялась бы, скакала и старалась все кругом потрогать.

— Лорд Сноу! — позвал кто-то тихо, и Джон обернулся.

На скале, под которой он спал, съежилась вчерашняя девочка. Черный плащ был ей так широк, что она совсем утонула в нем. Это же плащ Сэма, сообразил Джон. Почему на ней плащ Сэма?

— Толстяк рассказал мне, где найти вас, милорд.

— Кролика мы съели, если вы за ним. — Сказав это, Джон почувствовал себя до нелепости виноватым.

— Старый лорд Ворона, у которого говорящая птица, подарил Крастеру арбалет, который стоит сотни кроликов. — Она обхватила живот руками. — Милорд, а вы правда брат короля?

— Наполовину. Я бастард Неда Старка, и мой брат Робб — Король Севера. Зачем ты пришла сюда?

— Толстяк Сэм послал меня к вам. И дал мне свой плащ, чтобы никто меня не узнал.

— А Крастер на тебя не рассердится?

— Отец ночью выпил слишком много вина лорда Вороны и теперь весь день проспит. — Дыхание вырывалось у нее изо рта дрожащими белыми клубами. — Говорят, что король справедлив и защищает слабых. — Женщина стала слезать со скалы, но поскользнулась и чуть не упала. Джон подхватил ее и благополучно спустил вниз. Она преклонила колени на обледенелой земле. — Молю вас, милорд…

— Не надо меня ни о чем молить. Ступай домой, тебе нельзя здесь оставаться. Нам не велели говорить с женами Крастера.

— Вам и не нужно со мной говорить, милорд. Просто возьмите меня с собой — больше я ни о чем не прошу.

Больше ни о чем. Как будто эта ее просьба — сущие пустяки.

— Я… Я буду вашей женой, если захотите. У отца и без того девятнадцать — обойдется и без меня.

— Черные братья дают обет никогда не жениться — ты разве не знаешь? Притом мы в гостях у твоего отца.

— Только не вы. Я видела. Вы не ели за его столом и не спали под его кровом. Он не оказывал вам гостеприимства, поэтому вы ничем не связаны. Это из-за ребенка я хочу уйти.

— Я даже имени твоего не знаю.

— Отец назвал меня Лилли — как цветок.

— Красиво. — Санса как-то учила его, что нужно говорить, когда леди называет тебе свое имя. Он не мог помочь этой женщине, но мог хотя бы проявить учтивость. — Кого ты боишься, Лилли? Крастера?

— Я не за себя боюсь — за ребенка. Будь это девочка, еще бы ничего — она подросла бы, и он на ней женился. Но Нелла говорит, что будет мальчик, а у нее своих шестеро было, она в этом толк знает. Мальчиков он отдает богам. Он делает это, когда приходит белый холод, а в последние времена холод стал приходить часто. Крастер уж овец всех отдал, хотя любит баранину. Больше ни одной не осталось. Потом настанет черед собак, а потом… — Лилли потупилась, поглаживая свой живот.

— Что же это за боги такие? — Джон вспомнил, что не видел во Дворце Крастера ни мальчиков, ни мужчин, кроме самого хозяина.

— Боги холода. Боги ночи. Белые тени.

Внезапно Джон вновь перенесся в башню лорда-командующего. Отрубленная рука вцепилась ему в ногу, а когда он отшвырнул ее прочь острием меча, она продолжала раскрывать и сжимать пальцы. Мертвый встал, сверкая синими глазами на опухшем лице. Лохмотья мяса свисали с его взрезанного живота, но крови не было.

— А какого цвета у них глаза? — спросил он.

— Синие и яркие, как звезды, и такие же холодные.

«Она видела их, — подумал Джон. — Крастер лгал».

— Так вы возьмете меня с собой? Хотя бы до Стены…

— Мы едем не к Стене, а на север — к Мансу-Разбойнику, к Иным, к белым теням и упырям. Мы сами ищем их, Лилли. Мы не сможем уберечь твоего ребенка.

Ее лицо выражало неприкрытый страх.

— Но ведь вы вернетесь. Вы закончите свою войну и снова поедете мимо нас.

— Возможно. — «Если будем живы». — Это решит Старый Медведь, тот, которого ты зовешь лордом Вороной. Я всего лишь его оруженосец и не выбираю, какой дорогой нам ехать.

— Да-да, — сказала она, совсем упав духом. — Извините, что побеспокоила вас, милорд. Я просто слышала, что король всех берет под свою защиту, ну и… — И она пустилась бежать, хлопая плащом Сэма, как большими черными крыльями.

Джон посмотрел ей вслед, и вся его радость от хрупкой красоты этого утра пропала. «Провались ты совсем, — сердито подумал он, — а Сэм пусть дважды провалится за то, что послал тебя ко мне. Что он себе вообразил на мой счет? Мы здесь, чтобы драться с одичалыми, а не спасать их».

Черные братья выползали из своих шалашей, зевая и потягиваясь. Красота уже исчезала — яркая изморозь под солнцем превращалась в обычную росу. Кто-то разжег костер, запахло дымом и поджаренной ветчиной. Джон поколотил плащ о камень, разбив корочку льда, взял Длинный Коготь и надел на себя портупею. Отойдя на несколько ярдов, он помочился на замерзший куст — струя на холоде дымилась и плавила лед. Джон завязал свои черные шерстяные бриджи и пошел на запах съестного.

Гренн и Дайвен сидели у костра с другими братьями. Хейк отдал Джону краюху хлеба с ломтем ветчины и разогретыми в жиру кусочками соленой рыбы. Джон умял все это, слушая, как Дайвен хвастает, что поимел за ночь трех женщин Крастера.

— Врешь ты все, — нахмурился Гренн. — Я видел бы, будь это правда.


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram