Битва королей читать онлайн

— Боги праведные. Оба?

— Боюсь, что да, милорд, как это ни печально. Столь юные, невинные существа.

Тирион вспомнил, как выли волки, когда маленький Старк упал. И теперь, наверно, воют…

— Ты уже кому-нибудь говорил об этом?

— Пока нет, но придется.

Тирион свернул письмо.

— Я сам скажу сестре. — Ему очень хотелось посмотреть, как она воспримет новость.

Королева в эту ночь была особенно прелестна в открытом платье из темно-зеленого бархата, подчеркивающего цвет ее глаз. Золотые локоны ниспадали на обнаженные плечи, талию охватывал пояс с изумрудами. Тирион сел, взял поданную ему чашу вина и только тогда вручил ей письмо, не сказав ни слова. Серсея с недоумением приняла от него пергамент.

— Тебе это, думаю, будет приятно, — сказал он, когда она принялась за чтение. — Ты ведь хотела, чтобы юный Старк умер.

Серсея скривилась:

— Это Джейме выбросил его из окошка, а не я. Ради любви, сказал он, — как будто это могло доставить мне удовольствие. Глупость, конечно, притом опасная, но когда наш любезный братец давал себе труд подумать?

— Мальчик вас видел, — заметил Тирион.

— Он совсем еще мал. Можно было запугать его и принудить к молчанию. — Она задумчиво уставилась на письмо. — Почему меня обвиняют всякий раз, когда кто-то из Старков наколет себе ногу? То, о чем говорится здесь, — работа Грейджоя, я к этому непричастна.

— Будем надеяться, что леди Кейтилин в это поверит.

— Неужели она способна… — округлила глаза Серсея.

— Убить Джейме? А почему бы и нет? Что бы сделала ты, если бы Джоффри с Томменом убили?

— Но Санса по-прежнему у меня!

— У нас, — поправил он, — и мы должны заботиться о ней как следует. Ну а где же обещанный ужин, сестрица?

Стол Серсея, надо признать, накрыла отменный. Они начали с густого супа из каштанов, горячего хлеба и салата с яблоками и лесными орехами. За этим последовали пирог с миногами, сдобренная медом ветчина, тушенная в масле морковь, белые бобы с салом и жареный лебедь, начиненный грибами и устрицами. Тирион держался с изысканной учтивостью, предлагая сестре самые лакомые кусочки, и ел только то, что ела она. Не то чтобы он опасался отравы — просто осторожность никогда не помешает.

Новость о постигшей Старков участи явно огорчила ее.

— Из Горького моста по-прежнему ничего? — спросила она озабоченно, насадив яблоко на острие кинжала и понемножку откусывая от него.

— Ничего.

— Никогда не доверяла Мизинцу. Если предложить ему хорошие деньги, он мигом перебежит к Станнису.

— Станнис Баратеон чересчур праведен, чтобы кого-то подкупать. Притом для Петира он весьма неудобный лорд. На нынешней войне заключаются самые неожиданные союзы, но эти двое? Нет.

Он отрезал себе еще окорока, а она сказала:

— За эту свинью мы должны благодарить леди Танду.

— Знак ее нежной любви?



— Взятка. Она просит разрешения вернуться в свой замок. Не только у меня, но и у тебя. Боится, наверно, как бы ты не перехватил ее по дороге, как это случилось с лордом Джайлсом.

— Но она как будто не везет с собой наследника трона? — Тирион подал сестре ломоть ветчины, взяв другой себе. — Пусть лучше остается, а если она стремится к безопасности, предложи ей вызвать сюда стоквортский гарнизон — сколько сможет.

— Если мы так нуждаемся в людях, зачем было отсылать твоих дикарей? — недовольно осведомилась Серсея.

— Это наилучший способ распорядиться ими, — откровенно ответил Тирион. — Они свирепые воины, но не солдаты, а в битве двух регулярных войск дисциплина важнее мужества. В Королевском Лесу они уже принесли нам больше пользы, чем могли бы принести на городских стенах.

Когда подали лебедя, королева спросила Тириона о заговоре Оленьих Людей, который явно больше раздражал ее, нежели пугал.

— Почему нам постоянно изменяют? Что плохого сделал дом Ланнистеров этим несчастным?

— Ничего — просто они надеялись оказаться на стороне победителя, и это доказывает, что они не только изменники, но и глупцы.

— Ты уверен, что всех их выловил?

— Варис говорит, что всех. — Лебедь был слишком приторным на его вкус.

Между прекрасных глаз Серсеи на белом челе прорезалась морщинка.

— Ты слишком доверяешься этому евнуху.

— Он хорошо мне служит.

— Вернее, делает вид. Ты думаешь, он тебе одному шепчет на ухо свои секреты? Он говорит каждому из нас ровно столько, чтобы мы уверились, будто без него нам не обойтись. Точно такую же игру он вел со мной, когда я только-только вышла за Роберта. Многие годы я верила, что надежнее друга при дворе у меня нет, но теперь… — Серсея пристально посмотрела на Тириона. — Он говорит, что ты хочешь забрать у Джоффри Пса.

«Будь ты проклят, Варис».

— Для Клигана у меня есть более важные задачи.

— Нет ничего важнее, чем жизнь короля.

— Жизни короля ничто не угрожает. У Джоффри остаются храбрый сир Осмунд и Меррин Трант. — (Эти больше все равно ни на что не годятся.) — Бейлон Сванн и Пес нужны мне, чтобы командовать вылазками и не дать Станнису закрепиться на нашей стороне Черноводной.

— Джейме всеми вылазками командовал бы сам.

— Из Риверрана ему это будет затруднительно.

— Джофф еще мальчик.

— Мальчик, который хочет сражаться, — и это самая здравая мысль, которая его когда-либо посещала. Я не собираюсь бросать его в гущу боя, но надо, чтобы люди его видели. Они будут лучше драться за того короля, который делит с ними опасность, чем за того, который прячется за материнскими юбками.

— Ему всего лишь тринадцать, Тирион.

— Вспомни Джейме в этом возрасте и позволь Джоффри доказать, что он сын своего отца. У него самые лучшие доспехи, которые только можно купить за деньги, и его все время будет окружать дюжина золотых плащей. А при малейшей опасности падения города я тут же верну его в Красный Замок.

Тирион хотел успокоить сестру, но не увидел облегчения в ее зеленых глазах.

— По-твоему, город падет?

— Нет. — (Но если это случится, молись, чтобы мы удержали хотя бы Красный Замок, пока наш лорд-отец не подоспеет нам на подмогу.)

— Ты лжешь, Тирион, ты и прежде мне лгал.

— У меня были на то причины, сестрица. Я не меньше твоего желаю, чтобы мы были добрыми друзьями, — и решил освободить лорда Джайлса. — Тирион держал Джайлса в целости и сохранности как раз для такого случая. — Сира Бороса Бланта ты тоже можешь получить назад.

Королева сжала губы:

— По мне, пусть сир Борос хоть сгниет в Росби — но Томмен…

— Томмен останется там, где он есть. Под защитой лорда Джаселина он будет куда сохраннее, чем под защитой лорда Джайлса.

Слуги убрали лебедя, почти не тронутого, и Серсея приказала подать сладкое.

— Надеюсь, ты любишь ежевичное пирожные?

— Я все сладкое люблю.

— Это я давно знаю. Известно ли тебе, почему Варис так опасен?

— Я вижу, мы перешли к загадкам? Нет, не известно.

— У него нет мужского члена.

— У тебя его тоже нет. — (И это, похоже, бесит тебя, Серсея.)

— Возможно, я тоже опасна. А вот ты — такой же дурак, как все прочие мужчины. Этот червяк между ног отнимает у тебя добрую половину разума.

Тирион слизнул крошки с пальцев — сестрина улыбка ему крепко не нравилась.

— Да — и теперь мой червячок думает, что нам пора удалиться.

— Тебе нехорошо, братец? — Она наклонилась вперед, позволив ему обозреть верхнюю часть своей груди. — Ты что-то засуетился.

— Засуетился? — Тирион посмотрел на дверь, и ему послышался какой-то шум. Он начинал сожалеть, что пришел сюда один. — Раньше ты никогда не выказывала интереса к моим мужским достоинствам.

— Меня интересуют не твои мужские достоинства, а место их приложения. И я не во всем завишу от евнуха в отличие от тебя. У меня есть свои способы выяснить то и другое… особенно то, что от меня хотят скрыть.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Только одно: твоя шлюшка у меня.

Тирион схватился за винную чашу, пытаясь собраться с мыслями.

— Я думал, что ты предпочитаешь мужчин.

— Забавный ты человек. Ты, случаем, на ней не женился? — Не услышав ответа, Серсея сказала: — Отец вздохнет с облегчением, узнав, что этого не случилось.

Тириону казалось, что в животе у него копошатся угри. Как она умудрилась найти Шаю? Может, это Варис его предал? Или он сам свел на нет все свои меры предосторожности той ночью, когда поехал прямо к ней?

— Какое тебе дело до того, кто греет мне постель?

— Ланнистеры всегда платят свои долги. Ты строил против меня козни с того самого дня, как явился в Королевскую Гавань. Ты продал Мирцеллу, похитил Томмена, а теперь замышляешь убить Джоффри. Ты хочешь его смерти, чтобы править от имени Томмена.

«Соблазнительная мысль, отрицать не стану».

— Это безумие, Серсея. Станнис будет здесь со дня на день. Без меня тебе не обойтись.

— Почему это? Ты такой великий воин?

— Наемники Бронна без меня в бой не пойдут, — солгал он.

— Еще как пойдут. Они любят золото, а не твою бесовскую хитрость. Впрочем, можешь не бояться — без тебя они не останутся. Не скрою, мне порой очень хочется перерезать тебе глотку, но Джейме мне этого никогда не простит.

— А женщина? — Он не хотел называть ее имени. Если он сумеет убедить Серсею, что Шая для него ничего не значит, то, возможно…

— С ней будут прилично обращаться. Пока мои сыновья целы и невредимы. Но если Джофф погибнет или Томмен попадет в руки наших врагов, твоя потаскушка умрет смертью более мучительной, чем ты можешь себе представить.

«Неужели она искренне верит, что я намерен убить своего родного племянника?»

— Мальчикам ничего не грозит, — устало заверил Тирион. — Боги, Серсея, ведь в нас течет одна кровь. Что же я, по-твоему, за человек после этого?

— Маленький и подлый.

Тирион уставился на остатки вина в чаше. «Что сделал бы Джейме на моем месте? Убил бы эту суку скорее всего, а уж потом бы задумался о последствиях. Но у меня нет золотого меча, и я не умею с ним управляться». Тирион любил своего безрассудно-гневного брата, но в этом случае ему лучше руководствоваться примером их лорда-отца. «Я должен быть как камень, как Бобровый Утес, твердый и непоколебимый. Если я не выдержу этого испытания, мне останется только поступить в ближайший балаган».


Вступайте в группу в ВК
Вконтакте
Facebook

Telegram